aif.ru counter
Алла АМЕЛИЧКИНА 924

Как герои «За двумя зайцами» заговорили на украинском языке

Все материалы сюжета Кино

АиФ выяснил, как создавали и переводили с языка на язык лучшую украинскую

В рамках МКФ «Молодость» в столице прошел показ знаменитой комедии «За двумя зайцами» в украинской озвучке. Это – оригинальный вариант ленты, ведь на русский язык ее дублировали уже после полной готовности. Именно в таком, русскоязычном, варианте картина получила всесоюзную известность и вошла в золотой фонд советского кино.

Долгое время украинскую версию считали утраченной, но несколько месяцев назад ее нашли в Мариупольском фильмофонде.

Неутомимый режиссер

«АиФ» побывал на премьере картины на украинском языке в столичном кинотеатре «Киевская Русь». Во время просмотра оригинальной версии стало понятно, что потеряли герои после дубляжа. Характер «кожемяцких аристократов» заиграл новыми красками. Естественно они все еще говорят на дикой смеси украинского, русского и французского языков, но становится яснее, что такая речь для них – переходный этап к высшему обществу. В языке оторазилось представление Прони Прокоповны и Свирида Голохвостова о жизни в аристократических кругах. Например, в знаменитом монологе Голохвостова о «вченом» человеке он говорит, что с высоты люди «невченые» ему покажутся как «миши, пардон, как крисы». На украинском языке Борисов говорит иначе: «как пацюкі, пардон, как кріси».

Директор «Молодости» Халпахчи: «Покажите детям кино с поцелуями» >>

Режиссер, сценарист и актер Борис Шиленко в начале 60-х годов пришел работать на студию Довженко осветителем. Весь процесс съемок «За двумя зайцами» он наблюдал от начала до конца, и участвовал в массовке. Знакомство с режиссером фильма Виктором Ивановым он свел случайно. «Я смотрел на декорации в комнате Проньки, – вспоминает он. – Тут зашел какой-то человек в берете и с папкой, в которой, похоже, было все что угодно – и огурец и сценарий. Он меня спросил: «Зачем художники-постановщики тут сделали такую балюстраду?». Я сказал: «Для того чтобы Пронька

командовала как с капитанского мостика». Он меня обнял, сказал, что снимает эту картину и пригласил меня. Но для того чтобы получать деньги, мне нужно было переодеваться. Просто в массовке я получал три рубля, а когда переодевался – уже 16 рублей».

В начале фильма мы можем наблюдать то, что осуществлялась по зарисовкам режиссера. Яркие типажи, своеобразный репортаж с киевского базара полуторавековой давности: лица и ноги крупным планом. Сапоги, ботинки и просто босые ступни нищих показали все разнообразие покупателей, да и расслоение общества в целом. Виктор Иванов называл эту подборку «мордаж», «грудаж», «ногаж».

Воспоминания об атмосфере на съемочной площадке у разных участников и остались разные. Маргарита Криницына-Проня рыдала и пряталась за декорациями. Олег Борисов полагал, что будь у него фамилия с окончанием на «ко», работалось бы ему проще. Оператор Вадим Ильенко говорил, что на съемках комедии и посмеяться-то было не над чем. А у режиссера во время съемок и вовсе случился гипертонический криз. Виктор Иванов брезжил темпераментом и тоже попал в массовку. Камео режиссера совсем не так выразительно, как у других, например, у Эльдара Рязанова или Владимира Меньшова. Иванов в кадре просто колотит молотком среди других рабочих, когда мимо них идет Борисов-Голохвостов. Но зато камео вышло разноплановым, в фильме появился и голос режиссера. Это он озвучил попугая с запоминающимся криком: «Химка дура!»

Трудности выбора

Изначально роль Прони должна была достаться Майе Булгаковой. Но случилось иначе. После того как Маргарита Криницына помогла в пробах родителей Прони – Серков, у нее появилось такое желание и шанс. Как вспоминают актеры, Криницыну в фильм фактически навязали.

Кадр из фильма «За двумя зайцами»

Говорят, что супруг актрисы, главный сценарист студии Довженко Евгений Оноприенко, заявил, что уйдет, если ее не будут снимать. После новой Прони появился и новый Голохвостов. На его роль пробовались 18 актеров, и среди самых вероятных кандидатов значился Николай Гриценко. Но после появления пышной Прони, режиссер выбрал маленького и худенького Олега Борисова.

Кадр из фильма «За двумя зайцами»

Пьющий Серко

Великолепный и очень фактурный Николай Яковченко пил безбожно. В том числе и на съемках фильма «За двумя зайцами». Людмила Алфимова, которая исполняла роль монашки Миронии, говорит, что он выпивал весь «Тройной» одеколон у гримеров. За артистом присматривали второй режиссер, да и другие сотрудники съемочной группы. «Как-то он принес яйца, пил их, приговаривая: «От добре для голоса», – вспоминает Борис Шиленко. Но кроме сырых яиц артисту явно перепало что-то и покрепче. В итоге в сцене, когда Серки подъезжают в коляске к пансиону, из которого выгоняют Проню, Яковченко привязали к сиденью. Он был настолько пьян, что падал.

Кадр из фильма «За двумя зайцами»

В Киеве зрителям покажут номинированные на «Оскар» ленты >>

Весьма оптимистично он принял и удар от шампанского, которое служанка Химка «грела, грела». Сначала группа пыталась добиться ударного эффекта от настоящего напитка, и Яковченко в лицо досталась струя игристого вина. Но напиток выглядел недостаточно убедительно и его заменили мыльным раствором, который запустили под давлением. Воодушевленный предыдущей подачей, артист принял и дозу мыла. Потом еще разыскивал «розбышаку», который напоил его мылом.

Незаконченная концовка

«За двумя зайцами» – последняя часть трилогии Виктора Иванова с экранизациями украинской классики. Кинопостановка пьесы Михаила Старицкого (переработки комедии Ивана Нечуя-Левицкого «На Кожемяках») стала ее завершением, после двух предыдущих картин режиссера: «Шельменко-денщик» и «Сто тысяч».

Кадр из фильма «За двумя зайцами»

В Киеве герои фильма «За двома зайцями» заговорят на украинском языке >>

Концовка у фильма могла быть несколько иной, чем ее привыкли видеть зрители. Дело в том, что ленту удалось запустить в работу не в последнюю очередь благодаря злободневности. Голохвостов и компания символизировали собой стиляг, которых на тот момент порицали как явление. В окончательном варианте картины группа удаляется по улице под смех толпы. Но Борис Шиленко говорит, что стиляги XIX века должны были уходить в современную жизнь: «Иванов хотел сделать так, чтобы они шли по Крещатику под «В небе канареечка летает». Жизнь должна была продолжаться».

Смотрите также:

aif.ua
Loading...