aif.ru counter
149

Беспокойный донор: Поможет ли новый закон о трансплантации спасать жизни

Практика посмертного донорства – устоявшаяся норма во многих странах. А в Украине и системы трансплантации фактически не существовало. Но парламент сделал первый шаг к ее созданию, приняв нужный закон.

Готовы ли украинцы отдавать свои органы для посмертной пересадки, покажет время.

РЕВОЛЮЦИЯ В МЕДИЦИНЕ

17 мая Верховная Рада Украины приняла революционное для украинской медицины решение: разрешила трансплантацию органов после смерти донора при наличии его предварительного письменного согласия. За законопроект №2386а-1 проголосовали 255 народных депутатов.

Согласно этому документу, на донора заводится специальная карта, а информация о нем вносится в Единую государственную информационную систему трансплантации. Она будет состоять из нескольких реестров: списков людей, решившихся на посмертное донорство, их доверенных лиц, списков живых доноров, реестров анатомических материалов, предназначенных для трансплантации или изготовления биоимплантатов. Войдет в него и перечень живых доноров гемопоэтических стволовых клеток. То есть, создается банк доноров костного мозга, которого в Украине раньше просто не существовало.

В этой базе будут храниться и списки реципиентов (людей, нуждающихся в донорских органах. – Ред.), а также тех, кто уже получил донорский орган. Дополнена Единая информационная система будет перечнем медучреждений, имеющих право пересаживать органы и ткани, и трансплант-координаторов – людей, отвечающих за сложный процесс пересадки органов.

Согласно новому закону, информация, хранящаяся в этой системе, будет конфиденциальной. А разрешение на трансплантацию может быть отозвано заявителем. Законопроект №2386а-1 предусматривает и «презумпцию несогласия», когда человек письменно отказывается от посмертного донорства. А также определяет тех, у кого нельзя изымать органы для пересадки ни при каких обстоятельствах: это дети-сироты, лишенные родительской опеки дети и люди, погибшие во время боевых действий или от насильственной смерти.

ВОПРОС ЖИЗНИ

Спасение жизни с помощью трансплантации органов - реальность во многих странах, где люди стоят в специальных очередях, чтобы получить чужие почку или сердце. Создание полноценной системы трансплантации и в Украине позволит спасать больше жизней. Например, при тяжелом лейкозе часто нужна неродственная пересадка костного мозга, ранее запрещенная законом. Еще совсем недавно для этого нужно было отправляться за границу. Лечение там обходится в десятки, а то и в сотни тысяч долларов. Этих денег у большинства тяжелобольных нет. В отчаянии они и их родственники вынуждены обращаться во все возможные благотворительные фонды, собирая деньги по крупицам. И часто просто не успевают дождаться операции.

трансплантация
трансплантация Фото: АиФ в Украине

Несмотря на то, что в госбюджет-2018 впервые заложили средства на трансплантацию (112 млн грн. – Ред.), пока это – капля в море. По сведениям Ассоциации хирургов, ежегодная потребность в трансплантации органов в нашей стране такая: почки – 2500, сердца – 2000, печени – 1500. Но сегодня у нас делают 2% необходимых операций. Поэтому так важно развивать украинскую трансплантологию.

РИСКОВАННАЯ ИНИЦИАТИВА

Однако противники нового закона о трансплантации считают, что неготовность системы здравоохранения ведет к расцвету «черной трансплантологии». Особенно в ситуации, когда медреформа не завершена, а на востоке страны полыхает военный конфликт. Ведь при сходных обстоятельствах бывали страшные преступления в этой сфере. Так, в книге «Охота. Я и Военные преступники» обвинитель Международного трибунала по  Югославии Карла де Понте рассказала, что в 1999 г. молодых пленных сербских солдат в Косово не били, хорошо кормили. А затем квалифицированные медработники брали у них органы для пересадки заграничным заказчикам.

Но и на «черном» украинском рынке роговица глаза стоит 5 тыс. долл, сердце – 250 тыс. долл. Не секрет и то, что украинцы продают свои органы за рубежом. Чтобы это предотвратить, закон усиливает уголовную ответственность за нарушение порядка трансплантации органов. Соответствующие изменения внесены в ст. 143 Уголовного кодекса и позволят сохранить монополию государства на такие операции.

«Закон обязывает выполнять диагностику смерти мозга. Посмертное донорство и трансплантация органа - это прозрачная процедура, в которую вовлечено больше 10 специалистов, она контролируется прокуратурой. Просто вынуть из человека почку и положить ее в холодильник нельзя», - подчеркивает руководитель Запорожского центра трансплантации Александр НИКОНЕНКО.

КТО ДОБРЕЕ?

Украинцы настороженно относятся к пересадке органов. Тем временем, во многих странах - это уже общественная норма. Так, в Австрии, Польше, Бельгии, Португалии, Швеции, Франции более 80% населения готовы помочь спасти чью-то жизнь. Однако британцы, немцы или датчане дают свое согласие на посмертное донорство всего в 12-20% случаев. По словам психологов, причина не в том, что одна нация «добрее» другой, загвоздка в форме специальной анкеты. В Великобритании, например, нужно поставить галочку в графе, разрешающей посмертную трансплантацию. А во Франции, наоборот, следует отметить графу отказа. По словам психологов, принимая такое решение, люди чаще выбирают возможность помочь выжить умирающим. Но специалисты отмечают: решиться на посмертное донорство украинцам будет непросто.  

«Полному сил человеку страшно думать о внезапной кончине. И родственникам будет непросто дать разрешение на изъятие органов: в нашей ментальности есть некая прижимистость. К тому же, граждане не доверяют государству. Они могут отказать и из религиозных соображений. Чтобы люди избавились от страхов и комплексов, нужна правильно выстроенная информационная кампания», - подчеркивает психолог Ирина КОВАЛЬСКАЯ.

КСТАТИ

Первая в мире операция по трансплантации органа была проведена украинским хирургом Юрием Вороным в 1933 г. Его пациент с чужой почкой прожил всего двое суток - тогда понятия не имели о совместимости органов.

ВЗГЛЯД СЕРДЮКА

ПРОБЛЕМЫ С РЕАНИМАЦИЕЙ

-  У нас есть целые области, где в реанимационных отделениях нет аппаратов искусственного дыхания для младенцев, а наличие таковых для взрослых покрывает лишь половину потребности. Сейчас в некоторых реанимациях нет даже реаниматологов. Пока этот вопрос не будет решен, принимать подобные законы нельзя. Ведь такая инициатива предполагает, что врач-реаниматолог сможет честно сказать себе: я сделал все возможное, чтобы спасти жизнь пациента. Тех, кто попал в реанимацию, необходимо в первую очередь спасать - например, после ДТП, после инфарктов - не важно. И только потом, если спасти не удалось, принимать решение о трансплантации органов. Но если реанимации не обеспечены всем необходимым, как можно говорить, что медики делают все возможное для спасения людей?

Виктор СЕРДЮК, глава Всеукраинского совета

защиты прав и безопасности пациентов

МНЕНИЕ БАРЫШНИКОВА

ПЛОХАЯ ПОДГОТОВКА

- Для Украины насущный вопрос – это организация системы трансплантологии. Она состоит из специализированных, хорошо оснащенных центров трансплантации с хорошими врачами, защищенной базой данных. Очень важную роль играют именно организационные резервы и силы: вертолеты, машины, специалисты по перевозке органов, средства для перевозки. Этого ничего у нас нет. В Украине сейчас, по сути, 7 центров трансплантации. Сколько хирург может сделать операций в год? Допустим, несколько десятков, сотню. А сколько операций может быть обеспечено организационно? Не так уж много. Это реанимация, анестезиологи... Должна быть создана служба перевозки органов. То есть, мы видим, что страна совсем не подготовлена к этому процессу.

Максим БАРЫШНИКОВ, адвокат,

специалист по медправу

КОМПЕТЕНТНО

ШАГ В БУДУЩЕЕ

- Это закон о будущем медицины и будущем людей, ведь есть много болезней, которые мы так и не научились лечить. Например, инфаркт миокарда – это локальная смерть маленького участка сердца. Живая ткань сердца заменяется рубцом, и в результате человек на всю жизнь остается с таким участочком сердца, который не позволяет ему полноценно работать, как насос. Но в будущем можно будет пересаживать «заплатки» из миоцинтов сердечных клеток вместо рубца. Также можно будет делать 3D-каркасы органов. Для этого и нужен этот закон, который открывает нам путь в цивилизованный мир.

При этом, парламент не поддержал модели, которые работают в Индии, Беларуси, России. Там действует модель «презумпции согласия». То есть, у человека или его родных не спрашивают согласие на донорство. Если ты умер, то твои органы забирают ради спасения другого человека. В Индии это просто возведено в культ. Люди считают, что это высшая награда – если твои почки или сердце еще могут пожить после твоей смерти. Но поскольку церковь была против такого донорства, наш парламент не пошел на это. Новый закон ставит больше ограничений для развития черной трансплантологии.

Ольга БОГОМОЛЕЦ, глава парламентского комитета

по вопросам здравоохранения

Ирина ВАНДА

aif.ua
Loading...