aif.ru counter
479

Олег Устенко: «Запас прочности экономики заканчивается»

Экономист о пенсионном коллапсе, подготовке к кризису и сотрудничестве с МВФ

«Самая активная группа избирателей в Украине – это пенсионеры. От них зависит политическое будущее того или иного политика. Поэтому политики и пытаются подкупить пенсионеров гречкой. Но сейчас в ход пошла «тяжелая артиллерия» - проблемы с выплатами пенсий», - начинает беседу с нами исполнительный директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко.

СИСТЕМНЫЙ РИСК

- Олег, какая из причин задержки с выплатами пенсий кажется вам наиболее правдоподобной?

- Ситуация с Пенсионным фондом показывает: система может стать неуправляемой. Пока я склонен считать, что возникли какие-то технические проблемы. Но политтехнологи премьера Владимира Гройсмана таким образом могли попытаться создать ему образ крепкого хозяйственника «а-ля Кучма» в 90-е, способного решить любую проблему. Однако и недоброжелателям премьера, знающим о его политических амбициях, выгодна задержка с выплатами пенсий.

- Но вы говорите о неуправляемости системы…

- «Поезд» Пенсионного фонда уже близок к тому, чтобы сойти с рельсов. Во-первых, он дефицитный, дотируется из госбюджета, государству трудно его финансировать. Без реальных изменений в экономической системе решить эту отдельно взятую проблему невозможно. У нас ВВП на душу населения около 2,5 тыс. долл: это в пять раз ниже, чем в Турции, в 4 раза ниже, чем в Польше, в 3 раза ниже РФ и вдвое меньше, чем в Беларуси. А экономика растет низкими темпами – в 2016 г. ВВП вырос на 2,5%, в этом году по прогнозу рост 3%. При этом, в 2014-2015 гг. экономика упала на 15%, и мы все еще находимся на уровне ниже 2013 г.

- Какие причины для дестабилизации ситуации с пенсиями еще существуют?

- Утечка рабочей силы за границу. Так, по данным регистрационного офиса Польши , 2 млн поляков оттуда уехало за рубеж, и 1,3 млн украинцев приехало в эту страну. Что означает: 700 тыс. рабочих мест еще пустует - так что, трудовая миграция из Украины продолжится. Каждый уезжающий перестает выплачивать пенсию одному пенсионеру. Поэтому без изменений в экономической системе с каждым месяцем станет проявляться все больше новых признаков коллапса Пенсионного фонда.

- Но в Украине не так давно повысили пенсионный возраст…

- Когда подписывалось последнее соглашение с МВФ, речь шла о так называемой «параметрической» пенсионной реформе, увеличении пенсионного возраста. Но это уже не сработает, так как «закрывает дыру» только на время. Проблема через пару лет возникнет снова.

- Что нас ждет в ближайшем будущем?

- Если так будет продолжаться, Украине придется сначала перейти к грузинскому варианту – ввести одинаковые пенсии для всех. А затем и к тому, что государство вообще не сможет выплачивать пенсии. 

СМЕНА МОДЕЛИ

- Какие изменения в экономической системе нужны, чтобы предупредить коллапс пенсионной системы, запустить экономику?

- Страна должна продемонстрировать гораздо более высокие темпы экономического роста. Можно взять пример с Польши, которая с 1996 г. удвоила свой валовой продукт. А у нас за это время было 8 лет, когда экономика показывала падение, и увеличилась всего на 20%. При этом, с 1991 г., когда Украина обрела независимость, мировая экономика выросла в 2,5 раза. А наша до сих пор - на треть ниже уровня, с которого началась наша новейшая экономическая история. Значит, есть серьезные просчеты в экономической политике, связанные с моделью, которую использует Украина.

- Что не так с нашей экономической моделью?

- У нас экспортно-ориентированная сырьевая экономика. А за счет сырьевого сектора мы не сможем сделать серьезный экономический скачок. Мы же не Норвегия или Нидерланды, у которых есть энергетический ресурс! При этом, по статистике 1916 г., 80% экспорта Украины в рамках Российской империи составляла продукция сельского хозяйства и металлургии. Прошло сто лет, но ничего не изменилось: к нашему экспорту добавилась только продукция химпрома. Эта модель для прорыва не годится.

- А какая модель нам нужна?

- Структуру можно поменять за счет накачки экономики деньгами, инвестиционным ресурсом. Для этого необходимо улучшить инвестклимат, конкурентные условия. А пока Украина, относящаяся к «мусорному» инвестиционному рейтингу по версии Fitch и Standard & Poor's, не может претендовать на закачку серьезных объемов инвестиций. При этом, рост уровня инвестиций не означает, что иностранцы здесь все скупят. Никто не стоит «за углом» у украинской границы с мешками денег. Инвесторы смотрят на уровень риска и прибыльность инвестиций. Украина дает достаточно высокую прибыльность, по риски в некоторых секторах экономики ее нивелируют. Поэтому инвесторы могут вместо нас выбрать, например, Турцию. К сожалению, экономическая ситуация отражается на всех аспектах жизни: в 90-е Турция и Украина имели по 50 млн населения, сейчас в Турции около 70 млн, а у нас – менее 40 млн.

- Почему инвестиции так важны для экономики?

- Каждый дополнительный миллиард долларов инвестиций дает возможность нашей экономике вырасти на 0,1-0,5%. Получается, если к нам заходит 10 млрд долл. инвестиций, они создают возможность увеличиться экономике дополнительно к естественному росту на 5%. С 1991 г. мы дважды получали 10 млрд долл. и выше инвестиций в год. Но в 2017 г. у нас было 2,5 млрд долл. Для того, чтобы увеличить их приток, нужно изменить качество инвестклимата, создать возможности защищать право собственности в суде и снизить уровень коррупции, пока самый высокий в Европе.

- То есть, все упирается в политическую волю?

- Если будет достаточно политической воли и поддержки, мы можем стать страной, показывающей высокие темпы экономического роста. Как, например, Монголия, которая с 2010 г. растет не ниже, чем на 10% в год. Или Таджикистан, Туркмения или Узбекистан, которые в этом году вырастут более, чем на 5,5%. Мы можем повторить и опыт Китая, растущего на 10% и выше за год на протяжении почти двух десятилетий.

ДЕНЬГИ НА ЛЮБЫХ УСЛОВИЯХ

- Эксперты прогнозируют в 2019 г. очередной виток мирового экономического кризиса. Мы сможем пережить его без очередного транша МВФ?

- Если в страну идут инвестиции, программы международного кредитования не так уж и важны. Но в Украине очень любят рассуждать по поводу взаимоотношений МВФ, и мы почему-то в своих глазах все время выглядим потерпевшими. На этом часто спекулируют политики, приводя наиболее неудачные примеры такого сотрудничества – Аргентину, Мексику. Однако Аргентина, критиковавшая МВФ, в прошлом месяце снова открыла программу сотрудничества с Фондом. При этом, есть и много позитивных примеров сотрудничества с МВФ – это Болгария и Румыния в период вступления в ЕС. В кризис 2008 г., когда Украина выживала собственными силами, программу с МВФ на 4 года открыли Ирландия и Исландия, завершив ее за 2,5-3 года. Правда, сотрудничать с МВФ вовсе не обязательно, если проводить реальные изменения в экономике и помочь ей достигнуть высоких темпов роста.

- Мы можем сейчас это осуществить?

- Нет, Украина загнана в угол: у нас большая потребность во внешнем финансировании на следующий год, в объеме около 10 млрд долл. Из них 8 млрд мы должны выплатить по внешним долгам. Плюс, нужно еще сделать необходимые выплаты в этом году. А золотовалютные резервы (ЗВР) находятся на уровне 18 млрд долл. И если мы не будем сотрудничать с МВФ, страна не получит ни копейки по другим кредитным линиям от международных финансовых институций. Плюс – мы не можем больше заниматься «шулерством» на внешнем рынке, как сделали осенью 2017 г, когда одолжили 3 млрд долл. и затем активно рассказывали возможным покупателям нашего внешнего долга о том, какие возможности у нас для них открываются, как активно страна сотрудничает с МВФ, выполняя программу реформ. А также о том, что скоро здесь начнется серьезный экономический рост. Рынок уже раз «купился» на эту информацию. Но с сентября 2017 г. программа сотрудничества с МВФ так и не восстановилась.

- Недавно в Минфине заявили, что почти договорились с МВФ о продлении сотрудничества. Это правда?

- Этот месседж впервые прозвучал в интервью Bloomberg г-жи Маркаровой (и.о. министра финансов Оксаны Маркаровой. – Ред.). Мне кажется, такие заявления появляются, чтобы создать на внешних рынках иллюзию: ситуация неплохая, вот-вот начнется сотрудничество. Но у Фонда к нам несколько главных требований – это тарифы на газ, антикоррупционный суд и приватизация. Пока неясно, все ли из них могут быть выполнены.

- Какой у нашей экономики есть запас прочности?

- Думаю, что до конца 2018 г. никаких критических событий в украинской экономике произойти не должно. Страна пока может поддерживать финансовую стабильность и без внешних вливаний. 7 млрд долл. запасов Нацбанка из ЗВР хватит, чтобы удерживать ситуацию на плаву до марта следующего года. Остальные 11 млрд долл. – неприкосновенный запас, его трогать нельзя. После этого денег уже не будет, и тогда придется соглашаться на любые условия МВФ.

Ирина ВАНДА