aif.ru counter
293

Разделенные и убыточные: упадок шахт как политическое оружие

Почему Украине важно сохранить угледобычу в сложных для отрасли условиях

Чтобы удовлетворить потребности теплогенерации, Украина сегодня вынуждена закупать уголь в ЮАР и США. Но поставлять его с собственных шахт гораздо дешевле, однако этому мешает война на Донбассе. Для того, чтобы наши теплогенерирующие компании работали «как часы», а шахтеры вовремя получали зарплату, правительство разработало целый ряд мер. Правда, некоторые из них не приносят ожидаемого эффекта. Чем и пользуются те, кто хочет «раскачать лодку».

СТУК КАСОК

В Украине сосредоточено 4% мировых запасов угля. До 2013 г. на Луганскую область приходилось 43% его добычи, на Донецкую - 27%, на Днепропетровскую - 23%. На Львовскую и Волынскую суммарно – около 7%. До начала конфликта на востоке ежегодно на-гора выдавалось около 72-85 млн тонн «черного золота», в стране работало 160 шахт. Однако после начала военных действий уровень угледобычи упал втрое из-за того, что 65% из 95 шахт Донбасского бассейна оказались на неподконтрольной территории.  В ответ на торговую блокаду ОРДЛО, начавшуюся в 2016 г., боевики присвоили себе украинские шахты.  В итоге, в 2017 г. наши шахтеры добыли всего 34,9 млн тонн топлива.

В результате, Украина стала зависимой от импорта угля. По словам главы Минтопэнерго Игоря Насалика, в 2017 г. отечественные теплогенерирующие компании законтрактовали около 4,7 млн тонн антрацита (особая марка угля, которая используется на многих электростанциях и в Украине добывается в основном на неподконтрольной территории Донбасса. – Ред.) из ЮАР и собиралась получить около 2,5–3 млн тонн антрацита из США. Что было временной, но усугубляющей ситуацию в отрасли мерой, подменяющей реформу углепрома. Между тем, рост задолженности по зарплатам горняков провоцирует периодические митинги под стенами Верховной Рады. Должны шахтерам очень много – до 800 млн грн. При этом, в начале июня общий уровень задолженности по зарплатам в Украине составлял 2,4 млрд грн., то есть горнякам задолжали 30% от ее общей суммы. Кроме возврата долгов, 19 июня у парламента они требовали принятия законопроекта № 8362 «О внесении изменений в закон «О государственном бюджете Украины на 2018 г. относительно надлежащего финансового обеспечения госсектора угольной отрасли». Законопроектом предлагается увеличить расходы госбюджета на 2018 г. по бюджетной программе «Осуществление мероприятий по обеспечению отечественного производства угольной продукции и дальнейшего реформирования сектора угольной промышленности» на 2,8 млрд грн.

Мирного пикетирования шахтерами Рады в последний раз не получилось: протестующие прорвались мимо кордонов полиции ко входу в парламент, завязались стычки с силовиками. Пострадали двое митингующих и восемь полицейских, шесть сотрудников Нацполиции госпитализировали. Как отметил позже глава Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец, у людей «сдали нервы». Насколько же справедливы их протесты и требования? И могут ли шахтеры стать той искрой, которая вызовет социальный взрыв в Украине?

«Требования шахтеров справедливы, каждый труд должен быть оплачен. Тем более, когда эта работа - часть энергетической безопасности Украины. А ведь в 2017 г. импорт угля составил 5,88 млн т из 24 млн т, потребленных украинскими ТЭС и ТЭЦ. Однако без полноценной программы поддержки угольной отрасли говорить о росте добычи угля нельзя, - говорит член набсовета Института энергетических стратегий Юрий КОРОЛЬЧУК. – Шахтеры уже давно не совершали массовых «вылазок» в столицу. И для политиков это было хорошо, поскольку громыхающий каской по асфальту шахтер - это верный признак того, что правительство может уйти в отставку».

угольная промышленность
угольная промышленность Фото: АиФ в Украине

 

Некоторые эксперты считают: протесты шахтеров, которые, к тому же, обещали скоро вернуться под стены парламента, можно расценить как старт предвыборной кампании одной или нескольких политсил, манипулирующих проблемами горняков. По мнению политолога Владимира ФЕСЕНКО, в протестах под Радой 19 июня четко прослеживались элементы провокаций.

«Может, это действительно был стихийный выплеск агрессии, накопившейся у людей, не получающих положенных льгот. Возможно, не под телевизионную картинку. Но не исключено, что кому-то важно было организовать именно столкновения», - говорит Фесенко.

ГОРЬКО-СЛАДКАЯ ФОРМУЛА

Методика расчета стоимости угля «Роттердам+» призвана ликвидировать ценовую дискриминацию углей украинской добычи. Но и с ее использованием шахты из «минуса» не вышли на уровень рентабельности.

 «Роттердам+» - это «Порядок формирования прогнозной оптовой рыночной цены электрической энергии». Документ утвержден постановлением Нацкомиссии по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) в марте 2016 г. Порядок расчета предполагает, что в тариф закладывается цена угля по импортному паритету за последние 12 месяцев. В качестве бенчмарка (маркера, на который равняется регулятор. – Ред.) выбрана европейская биржа, учитывающая цену угля газовых марок в портах Амстердам-Роттердам-Антверпен (АРА) с учетом его доставки в Украину. Это и есть «плюс» в формуле, индекс API2. 

уголь
уголь Фото: АиФ в Украине

«Роттердам+» должен был ликвидировать зависимость генерирующих компаний от поставок угля с неподконтрольных территорий, но не оправдал надежд. Уже в начале 2016 г. было понятно, что индекс API2 вырастет, реагируя на рост мировых цен на нефть. А доставка закладывалась в цену по всей тепловой генерации - и той, которая работает на антраците, и той, которая сжигает газовый уголь, добываемый в Украине. При этом, В 2017 г. убытки от выпуска товарной продукции государственных угольных предприятий составили 3,5 млрд грн. Ведь себестоимость одной тонны товарной угольной продукции (обогащенного угля. – Ред.) государственных шахт в 1,5 раза превысила цену, по которой этот уголь продается на тепловые электростанции. С 2016 г. себестоимость тонны товарной угольной продукции выросла на 38% - с 2,1 тыс. грн. до 2,9 тыс. грн. Рост продолжается в 2018 г. И, по словам эксперта по вопросам энергетики Юрия Корольчука, составит не менее 30% к концу года.

уголь
уголь Фото: АиФ

 

Как объясняет замдиректора научно-технического Центра «Психея» Геннадий РЯБЦЕВ, переход к формуле «Роттердам+» сделали, чтобы дать возможность некоторым компаниям увеличить свои доходы - в надежде, что они смогут закупать больше угля и помогут шахтам «удержаться на плаву». Однако, они этого не сделали, да и не собирались.

«Зачем компаниям, которые устанавливают тарифы как им заблагорассудится, по схеме «затраты компании плюс прибыль», увеличивать закупку угля?», - задает риторический вопрос Г. Рябцев.

ВОСТОК-ЗАПАД

Прекращение поставок угля из ОРДЛО не означает автоматического расцвета шахт Львовско-Волынского бассейна.

На территории ОРДЛО находятся все шахты, добывающие антрацит, на котором работает половина генерирующих предприятий Украины. До так называемой «национализации» шахт в ОРДЛО в 2016 г. потенциальная добыча угля там оценивалась на уровне 12 млн. тонн в год. Год спустя, в 2017-м, она составила 450-700 тыс. тонн в месяц, в год это около 7 млн. тонн. Для сравнения, только в августе 2013-го шахтеры в Донецкой и Луганской области добыли 5 млн тонн угля. Таким образом, объем добычи угля на захваченных шахтах составляет не более 15% от довоенного уровня. Теоретически уголь с Донбасса могут вывозить в РФ. По данным антикризисного штаба ДТЭК, ежемесячно туда поставляется 200 тыс. тонн угля. Но в России рынок угля перенасыщен, и продать там еще и украинский уголь сложно. У неподконтрольных территорий остается надежда сбывать уголь через фирмы-прокладки в другие страны. Но отсутствие рынков сбыта неминуемо влечет за собой снижение добычи угля в ОРДЛО.

«Без возобновления территориальной целостности и конституционного порядка на неподконтрольных территориях перспектив для развития угледобывающей отрасли в регионе нет», - подчеркивает  аналитик гражданской сети «ОПОРА» Александр КЛЮЖЕВ.

При этом, ситуация на западе Украины лишь чуть лучше. По словам экспертов, развитие углепрома западного региона возможно лишь в случае создания мощного топливно-энергетического комплекса в составе шахт Львовско-Волынского угольного бассейна и Добротворской ТЭС. Это позволит увеличить добычу угля, добиться постоянного обеспечения топливом ТЭС, увеличить генерацию электроэнергии. Пока же у львовских шахтеров те же задолженности по зарплатам и безработица.

ПОЛЗУЧАЯ КАТАСТРОФА

На неподконтрольной Украине территории Донбасса расположено много шахт, которые сейчас затапливаются грунтовыми водами. Пострадают от этого все.

Как отмечает замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука, в ОРДЛО идет неконтролируемое затопление шахт.

«Когда речь идет об остановке работы шахты, то это не должно означать, что на дверях повесили замок и на этом все закончилось. Должен постоянно продолжаться процесс водоотвода, потому что на Донбассе расположены преимущественно так называемые «мокрые шахты» с высоким уровнем грунтовых вод», - отмечает Тука.

По его словам, если не делать принудительного водоотвода, начинается неконтролируемое затопление. Шахты разными ходами связаны между собой в очень большую разветвленную сеть. И грунтовые воды с неподконтрольных территорий могут рано или поздно начать затапливать шахты, расположенные по эту сторону линии разграничения.

Но технологии водоотведения шахтных вод очень дорогостоящие, и боевики вряд ли используют их, а украинские власти повлиять на ситуацию там не могут. 

«Рычаги влияния, к сожалению, призрачны. Мы готовимся к тому, чтобы предоставлять больше возможностей шахтам, которые расположены на подконтрольной территории вдоль линии разграничения. Чтобы в случае возникновения такой проблемы увеличить объемы водоотвода и откачки воды с наших шахт», – подчеркивает замминистра.

При этом, по данным министра экологии Украины Остапа Семерака, на неподконтрольных территориях полностью затоплены и не подлежат восстановлению 36 угольных шахт.

ЗАКРЫТЬ НЕЛЬЗЯ СПАСТИ

В ситуации кризиса остро встал вопрос переформатирования угольной отрасли.

Украина стала зависимой от импорта угля. Это можно преодолеть только путем перехода на газовую группу угля, добываемого в Украине. Именно для этого Центрэнерго и ДТЭК и переводят блоки ТЭС с антрацита на газовый уголь. Однако, без полноценной правительственной программы поддержки угольной отрасли говорить о ее спасении нельзя. После протестов шахтеров у Рады премьер-министр Владимир Гройсман 20 июня анонсировал намерение Кабмина провести аудит углепрома.

«Меня беспокоит эта проблема. Я сделаю все для того, чтобы найти ресурсы и ее решить. У меня есть небезосновательные данные о том, что не все выделенные из бюджета деньги доходят до шахтеров», - заявил премьер.

Стратегию развития угольной отрасли до 2020 г. Кабмин утвердил еще в мае 2017 г. По словам главы Минэнергоугля Игоря Насалика, ее цель - это увеличение добычи угля с одновременным полным переводом шахт на бездотационность и самоокупаемость. С тех пор прошло более года, но проблема так и не решена.

«У нас задолженность с 2016 г. более 18 млрд грн. Не может финансироваться открытие новых лав, нет механизма. Что касается себестоимости угля: если за последние пять лет ни копейки не было направлено на модернизацию шахт, то очевидно, что выпуск продукции будет уменьшаться», — отметил Насалик.

При этом, в 2017 г. в Украине закрылось пять убыточных шахт – «Южнодонбасская №1», шахта им. Сургая, «Торецкуголь», «Львовуголь» и шахта «Надежда». По словам вице-президента Еврокомиссии Мароша Шефровича, Евросоюз готов помочь Украине закрыть отработанные и опасные шахты.

«Я поздравляю Украину с заданиями по декарбонизации экономики, включенными в стратегию развития до 2035 г. Это означает осторожный подход к решению проблемных вопросов угольной промышленности, включая закрытие неэффективных и опасных шахт. Это еще одна сфера, где ЕС может помочь», — заявил вице-президент ЕК на международной конференции по развитию сектора электроэнергетики Украины в Брюсселе.  При этом подчеркнув, что у ЕК есть позитивный опыт в этой сфере, ведь они закрывали шахты в Бельгии и Великобритании. По-видимому, других предложений для решения проблем угледобычи и у нашего правительства пока тоже нет, что дает «фору» тем, что хочет разыграть карту недовольства шахтеров, организовывая митинги у стен парламента.

ВЗГЛЯД ВИГИРИНСКОГО

А КУКЛОВОДЫ КТО?

- Протесты шахтеров у Верховной Рады похожи на спланированную акцию, цель которой – помешать работе парламента. Непонятно, шахтеры каких именно шахт вышли на акции протеста. Однако на согласительном совете парламента 18 июня лидер «Оппоблока» Юрий Бойко заявил о задолженности по зарплатам за полгода работникам одной из шахт на Донбассе. Но вряд ли шахтеры оттуда так быстро смогли бы добраться до Киева. Если говорить о Волынском угольном бассейне, то там задолженности по зарплатам постепенно погашаются. Если это скрытая игра, то кто-то хочет показать свою силу управлять массами людей, представляющих  определенные социальные группы.

Андрей ВИГИРИНСКИЙ, политический эксперт

КОМПЕТЕНТНО

НУЖНЫ СРОЧНЫЕ МЕРЫ

- Пока себестоимость добычи угля на государственных шахтах, в том числе Львовско-Волынского бассейна, не позволяет им ни конкурировать с частными шахтами, ни получать достаточно денег, чтобы инвестировать в развитие. Государство должно предпринять срочные меры, чтобы это изменить. Это - приватизация таких шахт или реструктуризация, которая отделит перспективные шахты от тех, которые никогда не смогут стать прибыльными. Об этом уже говорится лет десять, но пока ничего конкретного сделано не было. Нельзя издеваться над шахтерами, над госбюджетом, который страдает от таких неэффективных производителей. В то же время, энергетика нуждается в увеличении добычи угля. Но нужно понимать, что резкая конверсия приведет к дефициту угля газовой группы, потому что в прошлом году у нас не было его излишков. В любом случае, придется импортировать как уголь газовой группы, так и антрацитовый уголь.

Александр ПАРАЩИЙ, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital

Ирина ВАНДА, Алина ВЕТРОВА,

Дмитрий ПИСАРЕНКО, Изабелла КИНГСМАН

aif.ua
Loading...