aif.ru counter
663

Ждет ли Украину «финансовый беспредел»?

Не успели остыть бюллетени первого тура президентских выборов, как битва за крупнейший финансовый актив страны – «ПриватБанк» - перешла в решающую стадию.

«Бешенство» Фемиды

На минувшей неделе судебная система Украины словно слетела с катушек. Буквально за несколько дней на общественность обрушилась целая лавина судебных решений, каждое из которых по отдельности тянет на информационную бомбу.

Среди них - освобождение Надежды Савченко, отказ признать актом агрессии сбитый украинский транспортный самолет с 50 нашими военными, отмена розыска и заочного ареста блогера Анатолия Шария, снятие ареста со счетов сына Януковича и наконец – признание Окружным административным судом Киева незаконности национализации «ПриватБанка».

Судный день

Итак, суд пошел на встречу исковым требованиям олигарха Игоря Коломойского, определив противоправными решения госорганов, в результате чего произошла национализация «ПриватБанка». Договор купли-продажи банка был признан недействительным.

В решении суда сказано, что процедура национализации «ПриватБанка» была безосновательной и такой, которая была совершена с многочисленными нарушениями законодательства. Как следствие, имело место неправомерное вмешательство государства в право акционеров мирно владеть принадлежащим им имуществом. А это – нарушение требований законов и международных стандартов.

Старт процессу был дан еще летом 2017 г., а документы дела превышают в объеме более 50 томов.

Незамедлительно последовала совместная реакция НБУ и заинтересованных органов. Они напомнили, что государство для сохранения финансовой стабильности страны вынуждено было спасать банк. В результате казна «похудела» на 155 млрд грн. По мнению регулятора, банк был признан неплатежеспособным вследствие масштабных мошеннических схем на сумму 5,5 млрд долл США. К тому же, к решению о национализации украинское государство прямо подталкивали кураторы МВФ.

Сладкие обещания

Стоит отметить, что перед самой национализацией «ПриватБанка» к правительству обратились сами его акционеры в лице Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова. В своих письмах в НБУ и Кабмин они призывали государство выкупить акции «Привата», и, таким образом, стать его собственником. При этом акционеры обещали обеспечить доступ к помещениям и операционным системам банка, не оказывать давления на органы власти при выполнении ними своих обязанностей, а, главное, – обеспечить реструктуризацию ранее выданных банком кредитов, иными словами, уменьшить давление «плохих» кредитов, переведя их на платежеспособные компании.

По словам заместителя главы НБУ Катерины РОЖКОВОЙ, это был не договор, не нотариальное обязательство, а письмо. Соответственно, даже если бы в этом письме было написано «я обязуюсь», юридических последствий для бывших собственников это не несло бы.

20 апреля НБУ получил второй удар. Печерский районный суд Киева разорвал договор личного поручительства Игоря Коломойского по кредитам рефинансирования «ПриватБанка», полученным до национализации банка.  Речь шла об обязательствах по пяти кредитам на общую сумму 9,2 млрд грн.

По словам представителя Юридического департамента НБУ Виктора ГРИГОРЧУКА, это решение суда создало правовую неопределенность, а, следовательно, и потенциальные риски для финансовой стабильности в Украине в будущем.

НБУ пообещал опротестовать решение в апелляционном порядке.

Приватный интерес

Для Игоря Коломойского «ПриватБанк» всегда был не только любимым детищем, но и гарантией политической неприкосновенности: любые волнения вокруг банка, у которого вкладчики составляют почти половину страны, способны обрушить не только экономические, но и политические основы государства. Фактически, то что не смог сделать Виктор Янукович, оказалось по зубам Петру Алексеевичу. Эта сделка гарантировала для Порошенко усмирение строптивого Коломойского и поддерживалась зарубежными партнерами. Экономический кризис, помноженный на махинации, сделали этот банк неинтересным собственникам.

Недавно были опубликованы материалы Центра по исследованию коррупции и организованной преступности, наработанные на основе международной детективной компании Kroll. По данным расследования, из «ПриватБанка» удалось вывести порядка 5,5 млрд долл. Удалось это из-за того, что НБУ не видел разницы между украинскими отделениями банка и его филиалом на Кипре. Филиал «Привата» на Кипре, созданный в конце 90-х годов, имел статус…украинского отделения. Многомиллионные переводы средств со счетов на счета проводились так, как будто корпоративные деньги банка были собственными средствами его акционеров.

И тут мы подходим к весьма неприятным вопросам для украинской власти и НБУ: почему на подобную ситуацию закрывали глаза на уровне банковского регулятора - сговор или преступная небрежность? Почему процессуально вопрос национализации банка был так «наспех» проведен, что у бывших собственников появились юридические основания для отката назад? Ведь суд зафиксировал исключительно процессуальные недостатки со стороны НБУ при предоставлении «ПриватБанку» статуса неплатежеспособного, что в свою очередь потянуло за собой нарушение украинского законодательства?

О своей позиции Игорь Коломойский заявил в интервью изданию «Экономической правде»: «Мне непонятна позиция государства. Они хотят оставить себе «ПриватБанк»? Пусть оставляют. Мне не нужен «ПриватБанк». Но там лежало два миллиарда долларов капитала. Пусть вернут, и нет вопросов».

Дядя Сэм на страже

После судебных решений во властных коридорах началась легкая паника. Так, президент Петр Порошенко провел телефонный разговор с государственным секретарем США Майклом Помпео по поводу ситуации с «ПриватБанком». Стороны обсудили угрозы ренационализации «Привата» и необходимость сохранения макрофинансовой стабильности Украины.

Логику американцев объяснил экономический эксперт и шеф-редактор еженедельника «Деньги» Александр КРАМАРЕНКО: на спасение и поддержку Привата на плаву пошли бюджетные деньги - миллиарды долларов - часть реально потрачены, часть находится в режиме ожидания на случай внезапных проблем. Украина получала от США значительные кредиты и безвозвратную помощь, а также кредиты и от МВФ. Соответственно элиты США крайне заинтересованы, чтобы предоставленные займы и помощь не были разворованы. Историю с возвратом и/или компенсацией за «Приват» они воспринимают именно как воровство денег из украинского госбюджета, в котором есть предоставленные США прямо и опосредованно кредиты и безвозвратная помощь.

Не паниковать

Политический эксперт Алексей БУРЯЧЕНКО не видит рисков после текущего решения судов: да, на фоне резонанса в СМИ часть клиентов пойдет закрывать свои депозитные счета в «ПриватБанке», но их будет не так много, чтобы ситуация вышла из-под контроля, и на это есть ряд оснований. Государство, как собственник банка, является гарантом тех денег, которые там находятся на 100%; решение окружного админсуда Киева является вердиктом первой инстанции, и представители НБУ уже заявили о его обжалования. Этот процесс точно дойдет до Верховного суда, и времени до вынесения окончательного решения пройдет еще не мало. На финансовую систему в целом такое решение суда также существенно не повлияет. Вместе с тем, эта история с самого ее начала имеет именно политический, а не финансовый привкус.

Сам Петр Порошенко болезненно воспринял решение судов.

«Я был шокирован требованием о двухмиллиардной компенсации за «ПриватБанк». Этот вопрос уже на столе. Это то, что нас ждет. Также на столе вопрос иска в суд о признании национализации незаконной, который они пытаются очень быстро провести до президентских выборов, чтобы потом сказать, что это произошло без их участия. Не выйдет. Резкие движения относительно банка создают определенные угрозы средствам его многочисленных клиентов. Решение в пользу бывшего владельца станет мощным ударом по сотрудничеству с МВФ», – заявил Порошенко.

Будущий президент Украины Владимир Зеленский дипломатично обошел вопрос: «Мне все равно что будет с Коломойским… «ПриватБанк» – это государственное учреждение. Почему оно должно возвращаться Коломойскому?».

К слову, существуют вопросы и к судьям, выносившим решение. Так, представители общественного движения «ЧЕСТНО.Фильтруй суд!» пришли к выводу, что все трое судей, которые принимали решения, не являются добропорядочными. Один из них скрыл имущество в декларациях за два года, второй фиктивно развелся с женой, чтоб скрыть имущество, а третий оформил на себя служебную квартиру.

Судебные решения по «ПриватБанку» стали одной из первых попыток проверки на прочность государственной машины, построенной Порошенко. Главное, чтобы под ее обломками, в случае развала, не оказались деньги украинских граждан, поверивших в очередной раз государству. Многое будет зависеть от позиции нового главы государства Владимира Зеленского. «ПриватБанк» станет для него первым президентским экзаменом.

Юрий ШПАК