aif.ru counter
2063

Архивы поломанных судеб: Как идет процесс изучения открытых архивов КГБ

Миллион загубленных жизней – такова дань Украины кровавому тоталитарному советскому режиму

За безликой статистикой – перечеркнутые жизни, поломанные судьбы. В 2014-м Украина таки окончательно открыла архивы КГБ и с тех пор каждый может узнать все о своих (и чужих) репрессированных дедах и прадедах. На сегодняшний день изучено уже около 5 тысяч дел. И это – только начало.

ПРАВИЛА ЗАЧИСТКИ

Знающие люди уверяют, что далеко не все смогут найти в архивах всю правду. Особенно это может коснуться относительно недавних дел – последнего десятилетия существования СССР. Многие документы были уничтожены предусмотрительными сотрудниками КГБ, заметавших за собой следы, уничтожая то, что могло их скомпрометировать.

«Если говорить о сохранности архивов КГБ, которые мы изучаем, то тут есть определенная закономерность, - говорит Андрей КОГУТ, директор Государственного отраслевого архива СБУ. – Чем дальше в глубь истории мы идем, тем больше документов сохранилось. И, наоборот: чем ближе к концу 80-х, тем меньше сохранившихся документов. Это связано с тем, что в конце 80-х годов в Европе произошли события, которые заставили в КГБ задуматься о будущем. Имею в виду ситуации в так называемом социалистическом лагере Центральной Европы, когда были захвачены архивы Штази (министерства госбезопасности ГДР), когда архивы коммунистических спецслужб других стран переходили в руки демократической оппозиции. В СССР в это время был издан специальный приказ, касающийся чистки документов».

Причем, как говорит А. Когут, это была не единственная чистка. Поэтому в архивах масса документов о событиях периода Великого террора и Второй мировой войны, и очень мало сведений о том, что происходило в 80-х.

Последняя чистка документов произошла в 1990 году, перед самым распадом СССР. Известный приказ КГБ СССР №00150 от 1990 г. предусматривал «ликвидацию» документов, касающихся, например, интеллигенции и инакомыслящих 1960–1980 годов. Документы из запасников КГБ иногда машинами вывозили на картонно–бумажные комбинаты. Тогда, например, было полностью уничтожено дело под кодовым названием «Блок» – дело против украинских диссидентов.

В то же время, далеко не все бумаги КГБ уцелели еще и потому, что часть из них изначально не подлежали бессрочному хранению. Одни надо было хранить 5 лет, другие – 10, после чего их уничтожали. Но все же информация есть, ее стоит искать, и она в целом дает четкое представление о масштабах репрессий.

ПРОШЛОЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Не все архивные дела КГБ сейчас находятся в архиве СБУ. Некоторые из них могут быть и в хранилищах МВД (часто бывало, что на инакомыслящих «вешали» криминал), Службы внешней разведки, а некоторые сохранились и в госархивах областей – их нужно искать по месту рождения или проживания на момент ареста интересующего человека. Но самая полная информация обо всех гражданах СССР, попадавших когда–либо в поле зрения милиции или КГБ, находится в Москве, в Главном информационно-аналитическом центре МВД России. Однако это ведомство сейчас закрыто даже для своих граждан.

Что касается архивных материалов, которые 2014 года находились в Крыму, то их судьба пока неизвестна. Что же до архивов, оставшихся на неподконтрольных Украине территориях Донецкой и Луганской областей – они сильно пострадали. Некоторые из украинских военнопленных рассказывали, что их удерживали в зданиях архивов, где люди спали на стеллажах, а хранящиеся там документы использовали в бытовых нуждах. Сотрудники Института национальной памяти сокрушаются, что вовремя не успели перевезти оттуда архивы - события развивались слишком быстро и непредсказуемо. К тому же здания СБУ и МВД, в которых хранились документы, захватывались в 2014-м в первую очередь.

КСТАТИ

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

- На территории Украины не все документы сотрудники КГБ оформляли на русском языке. Часть бумаг заполнялась по-украински. Особенно много в украиноязычных регионах.  

- Во время Второй мировой войны многие документы были написаны на листах из ученических тетрадей, на сигаретной бумаге или даже на обратной стороне важных «бумаг» разных иностранных ведомств – немецких, польских. Интересны и приобщенные к делам «вещдоки».

таб
 

- В архивах КГБ очень мало сведений сохранилось об агентуре. Дело в том, что тайные помощники органов «добывали» оперативную информацию, которая хранилась недолго. А многие из уцелевших данных наверняка уничтожили в 1990–м.

- Чисто физическая сохранность документов КГБ зависит от того, сколько, где и как хранились бумаги. Есть с грибком, плесенью и сильно отсыревшие. Их постепенно обновляют.

таб
 

- Архив СБУ, который расположен на ул. Золотоворотской в Киеве, построили в 1998 г. специально под архив. В самом здании учтены все необходимые параметры, которые важны для хорошей сохранности документов. Поэтому там есть возможность создавать для архивных бумаг правильные условия, которые учитывают температурный режим, влажность и т.д. А хранятся документы, как и положено в архиве, – в коробках из толстого картона. Это – дополнительная защита от внешних воздействий.

ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ

КАК ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП К АРХИВУ КГБ?

Для этого надо электронным или бумажным письмом обратиться в СБУ по адресу: 01601, г. Киев 1, ул. Малоподвальная, 16 или по электронному адресу: arhivsbu@ssu.gov.ua. В письме нужно указать, какое дело интересует (фамилия, все известные факты его биографии, даты, место рождения и ареста и т.д.). По полученным данным будет определено, где может быть дело – в архиве СБУ или в одном из региональных архивов. Если нигде запрашиваемое дело не находится, нужно обращаться в другие архивы - МВД, Внешней разведки, возможно – Пенитенциарной службы, а может быть областные государственные архивы. На выяснение этого по закону отводится 1 месяц.

Если дело находят, связываются с заявителем и согласовывают время, когда он приедет для ознакомления с ним. В читальном зале архива СБУ можно использовать любую собственную технику, чтобы фотографировать и копировать интересующую информацию. Но выносить дело за пределы читального зала архива СБУ запрещено.

КОМПЕТЕНТНО

4 МЛН ДЕЛ

«Доступ к архивам КГБ украинцы получили в начале 2014 года. Но поначалу открытость архивов была лишь на словах. На деле же все зависело от доброй воли отдельных архивистов или политической позиции руководителя архива. Только с 2015 года предоставлять требуемые архивные материалы реально стало обязанностью работников архивов. Все изменила новая редакция соответствующего закона, согласно с которой

за распространение личных данных из архивов КГБ отвечает только тот, кто затребовал архивное дело. Раньше степень вины, если бы дело дошло до суда, делили поровну тот, кто затребовал дело и архивист. Из них двоих всегда легче было найти архивиста, который и мог бы за все отвечать. Поэтому работнику архива проще было не дать возможность работать с делом.

Но вот уже два года украинцы имеют возможность узнать историю своих репрессированных родственников. Помню, когда я еще работал в архиве СБУ, к нам на просмотр дела приехала целая семья – пожилая женщина с сыном и невесткой. Их интересовал отец этой пожилой дамы, которого в свое время приехали, забрали – и с концами. О его судьбе ничего не было известно. И вот по прошествии многих десятилетий эта женщина узнала, как и когда его расстреляли, увидела его фото, его подпись. Для нее это был удар. Она была настолько поражена и подавлена, что вышла в коридор, села на кресло, и долго просто молча сидела. Работники архива даже забеспокоились о ней.

Наверное, это естественная реакция на такую информацию. Знаю, что многие даже сознательно не спешат узнавать подобную информацию: одни к этому определенное время готовятся морально, а другие, особенно старшие поколения, на которых лежала тень родственников «врагов народа», до сих пор боятся «светиться». Хотя надо понимать, что СБУ – не КГБ, и возврата к прошлому уже не будет.

Кстати, в некоторых делах есть вещественный доказательства – как правило, это записные книжки, недорогие головные уборы, платки. Говорят, что и ценные вещи забирали у арестованных, но куда они девались – неизвестно. А в деле Степана Хмары в качестве вещдока хранится ведро и болоньевый плащ, в котором он якобы собирался пересечь границу. Непонятно только, зачем ему понадобилось ведро… Так вот: вещдоки родственники могут посмотреть, сфотографировать, но забирать не имеют права.

Многие спрашивают – будут ли архивы КГБ оцифрованы? Точно не могу утверждать, но мне кажется, что это просто нереально. Ведь мы говорим о 4 млн дел, в каждом из которых – около 250 страниц. Возможно, будут оцифрованы полностью лишь некоторые дела – к примеру, те, которые касаются деятельности УПА. Но есть много таких дел, которые интересны только родственникам репрессированного. Поэтому, скорее всего, будет запущен проект Украинский мартиролог ХХ, в котором будут самые основные данные о каждом репрессированном, начиная с тех, кого посадили за анекдот о Сталине, и заканчивая политзаключенными брежневских времен. Эти данные должны включать в себя фамилию, место рождения, статью, по которой посадили и место, где хранится дело. Сейчас такие базы данных формируют в архивах СБУ по областям. Но пока что эта работа – в процессе».

Игорь КУЛЫК,начальник Управления институционного обеспечения политики национальной памяти Украинского института национальной памяти

ВАЖНО

ПОМОЩЬ ЖЕРТВАМ РЕПРЕССИЙ

Верховная Рада Украины поддержала увеличение суммы денежной компенсации жертвам политических репрессий в Украине, приняв в первом чтении поправки к закону Украины о реабилитации жертв политических репрессий в Украине, который поддержали 258 народных избранников.

Эти поправки предполагают повышение суммы выплат к пенсиям для репрессированных, которые отбывали срок в лагерях, с 54,4 грн до 237,25 грн, а спецпереселенцам - с 43,52 грн до 142,35 грн.

Закон также предполагает выплату материальной компенсации за весь период незаконного заключения реабилитированным украинцам: за каждый месяц лишения свободы или принудительного помещения в медучреждения они получат по одной минимальной зарплате. В то же время реабилитированные граждане смогут без каких-либо временных ограничений подавать заявления с требованием компенсации или возврата имущества.

МЕСТА МАССОВЫХ ТАЙНЫХ ЗАХОРОНЕНИЙ ЖЕРТВ КГБ

- Быковня, Дарницкое лесничество под Киевом, где идентифицированы 16 тыс. жертв репрессий, Лукьяновское кладбище,

- Винницкий парк культуры и отдыха, бывшее городское кладбище и сад на ул. Подлесной, где установлено 9,5 тыс. жертв.

- Днепр, 9-й километр Запорожского шоссе,

- Житомир, сад возле бывшего управления НКВД,

- Ивано-Франковск, урочище Демьянов Лаз,

- Львов, тюрьма на Лонцкого

- Одесса, бывшее второе христианское кладбище,

- Полтава, песчаный карьер на 8-м км на восточном выезде с города,

- Сумы, центральное городское кладбище,

-  Хмельницкий – место, где со временем построили ЦУМ,

- Черкассы, старое еврейское кладбище на ул. Шевченко,

- Черниговская обл. – под селом Халявин.

ЗА РУБЕЖОМ

ЛИЧНЫЙ ФРОНТ

Как россиянин «рассекретил» архив о собственном деде.

Несмотря на то, что российские архивы спецслужб закрыты, есть люди, которые могут даже за семью печатями докопаться до истины. Например, 33-летний Денис Карагодин, дизайнер, выпускник философского факультета Томского государственного университета, по крупицам собирает информацию о сломанной тоталитарным режимом судьбе своего раскулаченного прадеда и репрессированного деда.

«Я даже не могу называть Степана Ивановича «прадедом», - говорит он. - А его сына, тоже прошедшего ГУЛАГ и умершего после войны от ран, не могу называть дедом, потому что это люди, которые умерли еще молодыми».

Карагодин создал сайт Stepanivanovichkaragodin.org. Это не просто сайт о семейной истории, это настоящее расследование. Денис решил собрать информацию обо всех, кто принимал участие в фальсификации обвинений против его прадеда и других арестованных по тому же, что и он «Харбинскому делу», и проследить всю преступную цепочку: от кремлевских инициаторов «Большого террора» до простых исполнителей в Томске. Он надеется завершить это расследование настоящим судебным процессом. А сейчас он уже требует от ФСБ выдать тело прадеда, расстрелянного в 1938 году, а также назвать имена его палачей.

«Я хочу знать имена всех людей, участвовавших в казни, - говорит Денис. - И я их достану, рано или поздно это произойдет. Когда вы знакомитесь с архивным следственным делом, вы видите просто условные обозначения, например, «сотрудник УНКВД Зверев», и больше ничего. То есть никаких сведений и данных. Ведомственные архивы делают все, чтобы никто более этого ничего и не узнал. Но я знал, что, когда я выведу все поднятые мною документы в паблик, выложу в Сеть, и они проиндексируются поисковыми системами, что-то начнет происходить. И действительно стало происходить, и происходит, через сайт ко мне начали обращаться люди. Например, родственники того самого человека, который якобы завербовал моего прадеда в ряды японской разведки. Или же, например, у меня есть дело о раскулачивании 1928 года – это территории Дальнего Востока, ко мне начали обращаться люди, которые имели отношение к селу Волково Благовещенского района». Так постепенно трагическая история рода начала обрастать подробностями, сведениями, данными. И на сегодняшний день Денис уже практически полностью знает всех участников – десятки человек – убийства своего прадеда, вплоть до расстрельного отряда пофамильно и в лицо (с фото). Денис уверен, что его примеру последуют и многие другие россияне. 

Галина ГИРАК