aif.ru counter
81

Барьеры для выбора

Алексей Кошель – о трудностях при голосовании в первом и втором туре выборов и о «кандидатах-невидимках»

«Близятся выборы, но до сегодняшнего дня всего около 55 тыс. избирателей сменили место для голосования. И это – большая проблема», - начинает беседу с «АиФ» глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

КАК ПОТЕРЯТЬ МИЛЛИОН

- Алексей, почему сложилась такая ситуация?

- Во-первых, из-за проблем, которые могут возникнуть при голосовании внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). По данным Минсоцполитики, их сегодня 1 млн 560 тыс., из которых примерно 1 млн 300 тыс. – взрослые граждане избирательного возраста. ВПЛ сложнее сменить место голосования, для этого нужно предоставить справку с места работы или учебы. Актуален также вопрос голосования лиц, не имеющих регистрации (их сегодня около миллиона). Связано это с тем, что люди либо не имеют собственного жилья, либо сознательно отказываются от регистрации, чтобы их родственники получали субсидию. Сложности есть и с внутренними трудовыми мигрантами, а также с теми, кто учится не по месту регистрации.

- Сколько из этих категорий избирателей уже готовы проголосовать?

- Если говорить о ВПЛ, то всего 4% из них сменили место для голосования. По другим категориям избирателей показатели готовности голосовать тоже крайне низкие.

- Как должно реагировать на это государство?

- Государство, то есть Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, Мининформполитики, военно-гражданские администрации Луганской и Донецкой областей, Киевская облгосадминистрация, КГГА (те регионы, где наибольшее количество мигрантов) должны безотлагательно провести максимальную разъяснительную работу – с тем, чтобы эти граждане могли получить информацию, как им зарегистрироваться, как избирателям, и как проголосовать.

- Если этого не произойдет, какими будут последствия?

- Если и дальше будут сохраняться такие низкие темпы смены места голосования, то 31 марта мы потеряем от одного до двух миллионов избирателей. Это ВПЛ, трудовые мигранты и лица, которые не имеют регистрации. И это – очень плохая тенденция.

ПРОБЛЕМА ВТОРОГО ТУРА

- Это говорит об общей пассивности населения, или только отдельных категорий избирателей?

- Думаю, это свидетельствует о наличии барьеров для голосования именно для этих категорий избирателей. Вроде бы, для того, чтобы проголосовать на президентских выборах, нет никаких препятствий: ты приходишь в отделение Государственного реестра избирателей, меняешь место для голосования (процедура занимает 5-10 минут) и получаешь возможность голосовать. Но для многих избирателей эта процедура непонятна: нужно найти информацию о том, где находится ближайшее отделение Госреестра, вспомнить, какие документы туда нужно принести. Для ВПЛ проблем еще больше – им нужно подавать справку с места работы или учебы.

- Когда эта проблема может обостриться?

- Между первым и вторым туром, когда будет всего три дня на то, чтобы ВПЛ, внутренние трудовые мигранты или не имеющие регистрации люди могли сменить место для голосования. Времени будет очень мало. Поэтому сейчас нужно максимально усилить разъяснительную работу.

ТЕХНОЛОГИЯ «ДОБРЫХ ДЕЛ»

- Какие нарушения в ходе предвыборной гонки выявил КИУ?

- Многие кандидаты продолжают использовать «технологию добрых дел». Мы говорим о том, что шесть политических партий сейчас подкупают избирателей «добрыми делами».

- Какие это политсилы?

- Это «УКПРОП», «Радикальная партия Олега Ляшко», «Батькивщина», «Блок Петра Порошенко», платформа «Оппоблок и партия «За життя!». На протяжении февраля мы зафиксировали более 70 фактов использования политическими партиями и депутатами разных уровней от этих партий предоставление избирателям подарков, проведение ремонтных работ и т.д. Мы считаем, что эта технология имеет признаки незаконной агитации, и может заставить избирателей проголосовать за того или иного кандидата на пост президента.

Первая в этом списке – партия «УКРОП». Приведу несколько примеров: представители этой партии помогают запорожской школе доукомплектовать компьютерный класс, меняют окна в запорожском детсаду, на Ивано-Франковщине обеспечивают одно из ПТУ кухонными вытяжками. С одной стороны, это подается избирателям, как деятельность местных депутатов от этой партии, но на практике это – классическая «технология добрых дел». А молодежная ячейка «Батькивщины» поддерживает региональный конкурс красоты на Луганщине, БПП покупает избирателям новое фортепиано, «Радикальная партия» делает ремонты в учебных учреждениях и помогает детдомам. Избиратели воспринимают это, как благотворительность. Но реально это – политтехнология. Таких фактов – масса, что говорит о выполнении политическими партиями не свойственных им функций. Но 90% подобных «добрых дел» бесперспективны в плане судебного обжалования. Поэтому мы призываем политиков избегать использования подобных технологий во время избирательной кампании.

- Выясняли ли вы, как такие технологии повлияют на результат выборов?

- Это сложно осуществить. Но, безусловно, они формируют позитивный имидж партий в отдельных регионах. Сейчас уже сформировалась традиция, по которой политик не приходит к работникам сферы образования или медицины без какого-то подарка. Часто политики просто манипулируют, обещая таким людям, что «выбьют» для них бюджетные средства. Мы даже наблюдали, как представитель одной из политсил дарил медикам символический «чек» на 3 млн грн, огромный такой, полметра на метр - говоря, что им выделят эти деньги из госбюджета. Это, конечно, обычная манипуляция. Но такие случаи распространены.

КАНДИДАТЫ-НЕВИДИМКИ

- Какие еще особенности предвыборного периода можно отметить?

- У нас сейчас в каждой области и в Киеве работают наблюдатели, посещают предвыборные мероприятия, мониторят размещение избирательных материалов. И мы заметили интересную вещь: по нашей оценке, 14 кандидатов в президенты вообще не проводят избирательной кампании. Это – очень большая цифра. Каждый третий кандидат, по сути, пронимает участие в выборах только формально. Он формально зарегистрировался, формально подал своих кандидатов в окружные избирательные комиссии. И то же, возможно, сделает и в отношении участковых избирательных комиссий.

- Это – «фейковые» кандидаты?

- Я не стал бы говорить о фейковости, просто у них «нулевые» кампании. Такие вот «кандидаты-невидимки». Они не проводят встреч с избирателями, не объясняют свою программу, не принимают участие в ток-шоу, депутаты от них в местных советах не встречаются с людьми. То есть, реальная кампания не ведется. Из узнаваемых фамилий среди них – Александр Мороз, Роман Насиров, политтехнолог Петров, Аркадий Карнацкий, Кармазин, Данилюк. Это - довольно известные люди, но на местах мы не видим от них активности.

- По какой причине, как вы думаете?

- Мотивы для участия в выборах у всех разные. Не исключаю, что для кого-то из кандидатов это может быть неким бизнесом. Мы отмечаем, что окружные избирательные комиссии укомплектованы, в среднем, на 37 человек от 44 кандидатов. То есть, даже те кандидаты, кто не проявляет никаких признаков активности, подали туда своих кандидатов. Поэтому не исключаю, что мотивом для участия в выборах может быть «торговля» членами избирательных комиссий. Такой избирательный «бизнес» достаточно традиционен - мы наблюдали эту проблему и во время предыдущих избирательных кампаний.

А для кого-то возможность участия в выборах – это способ придать открытым против них уголовным делам политическую окраску. Это впредь может подаваться, как способ политического давления, на кандидата в президенты, его преследования.

Но не исключаю, что для кого-то участие выборах – это просто проблема тщеславия. Чтобы потом добавить в «послужной список» строку о том, что он баллотировался в президенты Украины.

- У нас в этом году - рекордное количество кандидатов…

- Да, я назвал бы эту избирательную кампанию не президентской, а президентско-парламентской. Целый ряд политиков принимает участие в выборах лишь для того, чтобы затем удачно стартовать на парламентских выборах. Или же – чтобы запомниться эпатажными действиями и лозунгами (такими, например, как тезис о возобновлении смертной казни), вне зависимости от результата. Уже в мае мы не будем помнить, кто получил 037% или 0,42%, но запомним самые неожиданные политтехнологические ходы.

Ирина ВАНДА