aif.ru counter
1247

Главный принцип

Саша Боровик – о потерянном времени, дисбалансе общества и нужной идеологии

«В Украине сразу после революции (Революции Достоинства 2013-2014 гг. – Ред.) были относительно хорошие условия для проведения быстрых экономических реформ», - начинает беседу с нами бывший замглавы Минэкономики, экс-замглавы губернатора Одесской области Саша Боровик.

ИДЕИ ВМЕСТО ДЕЛ

- Саша, по словам грузинского экономиста Кахи Бендукидзе, реформы нужно проводить быстро, а потом «отполировывать». Какие из них необходимо было провести в Украине срочно?

- Это, прежде всего, приватизация, децентрализация и либерализация – процессы, необходимые для того, чтобы поменять динамику в экономике. Без них Украина остается архаичным гибридом государственного капитализма и феодального строя. Все это нужно менять, что довольно тяжело было сделать: социальные и экономические проблемы страны запущены. Поэтому никто сейчас не может помочь Украине безболезненно, это просто невозможно.

- Но у нас был шанс…

- Да, после событий на Майдане в обществе существовал энтузиазм. Используя его, можно было убедить людей, что 20 лет мы «валяли дурака», а теперь придется меняться. Будет непросто, но есть шанс это сделать! Нужно было консолидировать нацию, дать ей надежду, что нам станет немного лучше, но нашим детям – намного лучше! А также - дать обществу чувство справедливости. Ведь когда одни «затягивают пояса», а другие жиреют, у людей его нет. Для этого следовало бы провести антикоррупционную реформу, чтобы тех, кто был вовлечен в схемы (достаточно большая часть общества), отстранить от власти. А самых серьезных нарушителей - строго наказать: делать это все быстро и параллельно.

- Почему этого не произошло?

- Украина занялась политическими реформами, людей кормят лозунгами, идет идеологизация общества. Для меня приемлемо более открытое общество, в котором нет национализма, а есть патриотизм, и открытая экономика. А так в Украине появился дисбаланс: с одной стороны, много бедных, без имущества и возможности зарабатывать, с другой – обозленное идеологизированное общество, ищущее врагов.

КРУГОВАЯ ПОРУКА

- Антикоррупционная реформа, вроде бы, идет. Сомневаетесь в ее действенности?

- Некоторые из этих мер при полной политической поддержке могли бы работать. Скажем, у НАБУ есть поддержка части общества и Запада. Но НАБУ не поддерживает украинский истеблишмент. Но без готовых включиться в реформу судебных органов НАБУ ничего не стоит, проводит следственные действия, но не может выносить приговоры. Против части коррупционеров действительно велось следствие. Но, к примеру, у парламентариев – иммунитет и круговая порука, они не выдают друг друга. А если кто-то и попадал в суд - их прощали. Суды служат истеблишменту, а не всей нации.

Следственные органы перессорили, создался «плюрализм» соревнующихся между собой органов. Они подрывают авторитет друг друга. Поэтому реформа неэффективна: это – как больному раком чистить зубы.

РАБОТА НАПОЛОВИНУ

- Кто сможет сдвинуть с мертвой точки этот процесс?

- Я вижу острую необходимость проведения экономических реформ, но не вижу политических предпосылок. Если снова вспомнить Бендукидзе, который был мозгом экономических реформ в Грузии – он имел мандат на проведение реформ. За партию, которая его поддерживала, голосовали более 50% грузин. А в Украине - раздробленность политического класса и общества. Не думаю, что у кого-то из тех, кто идет на выборы, будет такой мандат. У нынешнего истеблишмента мандат был, и было пять лет, они их «продули», делая половинчатые экономические реформы.

- Какие реформы вы называете «половинатыми»?

- Например, рост цены газа для населения превращается в обеднение нации, так как параллельно не были созданы условия для обогащения людей. Сегодня я бы объявил основной идеологией страны позицию, что людям нужно дать возможность обогащаться. А все политические и другие реформы, межгосударственные отношения строил бы по принципу: этот шаг сделает нас беднее или богаче? И предпринимал бы только те шаги, которые делали бы нацию богаче. Но сейчас в Украине я не вижу силы, которая приняла бы такую идеологию. Кто-то тянет нас на Запад, кто-то - на Восток. Но нет занимающего центристскую, реалистичную позицию, того, кто сделал бы обогащение главными принципом идеологии нации. А тем временем Украина остается самой бедной страной Европы, и так дальше продолжаться не может. 

- И мы закрепляем в Конституции стремление в НАТО и ЕС…

- Такие шаги ведут к еще большей поляризации общества. Одни тянут Украину в НАТО, другие в Таможенный союз. А посередине образуется вакуум, в который попадает 40 млн обнищавших людей. Вместо лозунгов нужно строить экономику, которая позволит каждому зарабатывать честно и много.  

АГРЕССИВНАЯ СРЕДА

- Недавно вы вспоминали слова Вацлава Гавела: «Я прошу вас не поддерживать тех, кто обещает, что они все сделают за вас…, тех, у кого есть диктаторские склонности, кто часто меняет свое мнение, не может достигнуть компромисса». Как людям найти ответ на вопрос, за кого голосовать?

- Гавел – европейский политик, который меня воодушевляет и восхищает. Мне посчастливилось жить в Праге, когда он стал президентом. По его рекомендации я поступил в Пражский университет. И очень сожалею, что в Украине нет своего Гавела. Меня часто спрашивают: «За кого бы ты голосовал?». Мне об этом думать не нужно - у меня забрали украинское гражданство. Но, честно говоря, пока не вижу, за кого мог бы голосовать. У новых лиц в этой гонке, которые могли бы консолидировать нацию, думаю, пока нет шанса.

- Почему?

- Их «топят» действующие политики и они сами «топят» друг друга. Украина – довольно завистливая страна, люди толкаются локтями, нет желания консолидироваться вокруг кого-то. Если кто-то выходит на передний план, его начинают критиковать, пока он даже не раскрыл рта. Ни в какой другой стране я не видел такого количества дезинформации и черного пиара. Нет возможности объяснить свою позицию – СМИ распределены по идеологическим лагерям и связаны с олигархатом или с деньгами. Очевидно, украинскому Гавелу не так легко появиться. К сожалению, те 25 лет, которые Украина потеряла после выхода из СССР, не прошли бесследно. Они не только опустошили карманы людей, но и снизили человеческий потенциал: сложно построить команду, состоящую из грамотных и честных людей. На Западе это сделать намного легче. Человеческий фактор приводит к тому, что на выборах идут манипуляции, заигрывание с электоратом. Люди голосуют за того, кто им дает нереальные обещания, а не за того, кто говорит о проблемах. И даже если второй политик и более честный, у него нет шансов.

- Но на Майдане было абсолютное самопожертвование сотен тысяч людей…

- Это то, что меня захватило: Украина, которую я не знал, но именно такая, какой я хотел, чтобы она была. Поэтому на какое-то время я и оставил комфорт западной жизни, работу и семью. Было чувство, что страна проснулась. Главный мой упрек нынешнему украинскому истеблишменту – не лишение меня гражданства, а то, что они потеряли мой энтузиазм, сделали из меня циника. Подозреваю, нечто подобное сегодня – в душе у многих. Это - самая большая потеря последних пяти лет.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

- Заммэра Днепра Яника Мерило недавно отметила в Facebook: «Есть две реальности. В одной «все мозги уезжают», во второй в сфере IT сегодня комфортней жить в Украине, 4% ВВП, вторая сфера по экспорту, ежегодный прирост 10-14% и более». Это – выход?

- Это, конечно, положительный нюанс, происходящий вопреки деятельности политиков. Преимущественно молодые люди так выживают, выстраивая новые компании, стартапы. Я тоже вовлечен в несколько украинских стартапов. Но хоть люди, работающие в этом секторе, живут в Украине, все компании, через которые они это проводят, находятся за границей (IP, платежи и т.д.). Цифры, которые вы назвали – это неплохо для Украины. Но другие страны подобных размеров и потенциала в отношении IT сейчас выглядят гораздо интереснее, с точки зрения инвестиций. К тому же, только один из десяти стартапов «выстреливает». Да, это хорошо, что в Украине есть стартапы. Но чтобы они стали успешными, нужно еще создать инфраструктуру, условия для их работы.

- Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

- До работы в украинском правительстве я трудился как в больших корпорациях (Microsoft и Akamai), так и в более мелких в США и Европе, но нигде не был так свободен и счастлив, как в стартапах в Силиконовой долине. Так что решил заниматься стартапами. С тремя профессорами Мюнхенского университета я построил стартап в области медицины - компанию, проводящую испытания препарата против инфекционных заболеваний (составляющих 70% всех болезней). Это интересный проект, в январе мы готовим революционную публикацию в престижнейшем международном медицинском журнале Nature Medicine. Второй стартап дигитализирует (преобразует в цифровую форму. - Ред.) здравоохранение в Руанде. Собираемся его развить и расширить в других африканских странах. Африка – это очень интересный рынок, они сейчас открыты ко многим экономическим преобразованиям, на это там есть политическая воля.

aif.ua
Loading...