aif.ru counter
182

Иван Заяц: «Фермеры – хранители Украины»

Сооснователь «Народного руха Украины» об олигархах, фермерстве и портрете эффективного политика

«За годы независимости Украине удалось изменить очень многое. Главное то, что изменились люди. Многие стали понимать, что собственное государство – это ценность. Рост самосознания ярче всего проявился в событиях Майдана и войны на востоке Украины», - начинает беседу с нами один из основателей «Народного руха Украины», народный депутат Верховной Рады V - VI созывов Иван Заяц.

НОМЕНКЛАТУРА ПОМОГЛА ОЛИГАРХАМ

- Иван Александрович, какие еще важные изменения произошли за это время в Украине?

- Удалось построить институты независимого государства. Конечно, они сегодня недостаточно эффективны, но существуют, и их можно и нужно совершенствовать. В начале 90-х в Украине произошла очень глубокая революция: мы перешли с административной на рыночную модель экономики. Хоть здесь и многое упущено: номенклатура, руководившая страной в 90-е, отказалась «латать дыры» в технологических цепочках народного хозяйства, образовавшихся после развала СССР, что затормозило рост экономики. В то же время, мы старались внедрить плюрализм в политической системе.

- А что не удалось?

- Главная наша проблема – это незавершенность структурных реформ, в частности, в сельском хозяйстве. Так, в 90-е целью структурной реформы в сельском хозяйстве было возрождение фермерства. Нужно было «заземлить людей», сменить коллективное сельскохозяйственное устройство на фермерское. Для этого была создана нужная законодательная база. Но в середине - второй половине 90-х зарождающийся украинский олигархат увидел, что земля является дорогим и важным ресурсом. И сразу приостановили процесс переведения сельского хозяйства на фермерскую модель.

- Мораторий на продажу сельскохозяйственных земель – это реализация «запроса» от олигархов?

- Да, тогда это был запрос от олигархов. Там была такая история: в 1991 г. Рада приняла закон о сельском фермерском хозяйстве. Согласно этому документу, фермеры могли получить по 50 га сельхозземли и 50 га других сельскохозяйственных угодий в пользование. Предусматривалось, что через шесть лет использования эта земля перейдет в их собственность. Но когда подошел этот срок, указанную норму отменили, изменив законодательство. А в 2001 г. приняли новую редакцию Земельного кодекса, усилившую негативные тенденции в сельском хозяйстве. Уже тогда было заметно, что процесс создания фермерского устройства в аграрной сфере сдерживается властью и олигархами. На первом этапе приватизацию земли заблокировала бывшая партийная и хозяйственная номенклатура, угрожая тем, что это «породит новых «кулаков». Они сдержали этот процесс на 4-5 лет. А потом за это взялись олигархи.

МОРАТОРИЙ – НЕ ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА

- То есть, вы против запрета на продажу земли?

- Мораторий сегодня – это не главное. Если земля находится в частной собственности, то должен быть рынок земли. Но к его ведению необходимо подготовиться, то есть решить, берем ли мы в качестве образца для этого европейскую модель. А она как раз работает на возрождение фермерского устройства. Или же «конструируем» свою квази-модель, позволяющую сконцентрировать огромные земельные ресурсы в руках кучки людей, как это есть сегодня. Но наши политики и эксперты мало говорят о модели рынка земли, зациклившись на моратории.

- Как Украина должна готовиться к открытию рынка земли?

- Во-первых, нужно провести инвентаризацию земель. Ведь никто не знает, сколько земли у кого на руках, и на каких условиях. По некоторым оценкам, треть всей украинской пашни сегодня находится в теневом обороте. А это, на минутку, размер средней европейской страны»! Об инвентаризации земли говорят уже 15-20 лет. Но, используя современные информационные технологии, ее можно провести за год, если на то будет политическая воля. Во-вторых, нужно заполнить Государственный земельный кадастр. И сделать это по факту инвентаризации, а не так, как это предлагают сейчас – по результатам земельных транзакций. В-третьих, необходимо создать законодательство, помогающее созданию современных семейных ферм. Но у нас даже нет отдельного закона о семейных фермах. Правительство Владимира Гройсмана постановило увеличить количество семейных ферм на 2,5 тыс. за три года. Это – капля в море. При правильной государственной политике можно каждые два года удваивать количество семейных ферм: большой потенциал имеется у частных сельских хозяйств, но их нужно вывести из «первобытно-общинного» состояния.

НАША НИША

- Понимают ли власть имущие, какую страну мы строим?

- В основном, не понимают. Хоть есть у нас и серьезные политики, хозяйственники, осознающие, каким путем нужно идти Украине. Я, к примеру, определяю эффективность любого политика по такой триаде: если он выступает за фермерское устройство в сельском хозяйстве на базе семейной фермы, за членство Украины в НАТО и за принятие закона об украинском языке – можно сказать, что это человек, который смотрит вперед и мыслит стратегически. Если же у него отсутствует одна из этих трех составляющих - это популист или просто неквалифицированный политик.

- Некоторые эксперты считают, что Украина должна занять аграрную нишу в мировом разделении труда. Вы тоже думаете, что деиндустриализация нашей страны неизбежна?

- Понятно, что превратить Украину в аграрную страну – это значит отбросить всех нас назад во времени. На сельском хозяйстве мы не заработаем таких капиталов, как на промышленности или информационных технологиях. Поэтому наша задача состоит в поиске баланса. Но Бог одарил нас таким богатством, как земля. И нужно использовать его, как компонент технологической цепочки. Если мы хотим иметь прогрессивное сельское хозяйство, должны создать современное фермерское устройство. Ведь фермеры живут в сельской местности, работают на земле, являются ее собственниками. А у нас есть люди, в руках которых находятся сотни гектаров земли, но обитают они от нее на расстоянии в 300-400 км, и «в упор» не видят ни сельского хозяйства, ни жителей села.

- Почему многие наши политики так недальновидны? И чем это чревато?

- Из-за упадка гуманитарной сферы многие из них не имеют национального самосознания. Они не видят в сельском хозяйстве источник украинской традиции, обычая. Не понимают миссии жителей села, как хранителей украинской культуры. Для них сельскохозяйственные земли – это только ресурс для бизнес-деятельности. Но сельхозземли занимают 70% нашей территории. При отсутствии фермерских хозяйств эти огромные территории станут безлюдными. А это значит, что мы потеряем контроль не только над плодородием грунтов, но и над продовольственной безопасностью, и даже можем лишиться суверенитета.

НЕДОУЧЕННЫЕ ЛИБЕРАЛЫ

- Однако у Европы даже в маленьких странах есть миллионы фермерских хозяйств…

- Они образовались природным путем: фермеры всегда были «стражами» своих территорий, их защитниками. Они «намертво» привязаны к земле. Отобрать ее – значит отобрать их источник жизни. Сегодня мир определяет эффективность субъектов хозяйствования не столько по бизнес-выгоде, а как интеграл экономических, экологических и социальных факторов, а также факторов безопасности. А если посмотреть на развитие нашего сельского хозяйства - вроде бы, есть большие поступления от экспорта сельхозсырья. Но мы многое теряем: вымирают села, большие территории становятся безлюдными, быстрыми темпами происходит деградация грунтов, ухудшается экологическая ситуация. У нас нет современного видения этих процессов. Однако имеется  незавершенность тех структурных реформ, которые начались в сельском хозяйстве вначале 90-х. Это происходит из-за отсутствия украино-центричной  гуманитарной политики. Мы как-то подзабыли, что нам нужно строить национальное государство.

- А разве национализм во времена мировой глобализации – это не отголосок прошлого?

- Нет, это не совсем так. Это – новая мировая тенденция, либеральные идеи сейчас сдаются под натиском национальных. Послевоенная эпоха либерализма с одной стороны, была большим шагом в человеческой цивилизации. Но, в то же время, подорвала ее основной институт – национальное государство. Сейчас человечество бросилось его развивать, на передний план выходят консервативные идеи. Примеров тому много – это и деятельность администрации Дональда Трампа в США, и Brexit, мы видим это и в Барселоне, Нидерландах. Это означает, что на практике правительства будут обращать все больше внимания вовнутрь своих стран, развивая модели протекционизма, в том числе и экономического. И на мировой арене останутся только те страны, которые станут усиливать свою национальную идентичность. Однако наши недоученные либералы в упор не видят, куда идет мир.

Ирина ВАНДА

aif.ua
Loading...