aif.ru counter
96

Ольга Айвазовская: Выборы - это конфликт

Координатор Гражданской сети «ОПОРА» о фальсификациях, админресурсе и дестабилизации ситуации в стране во время выборов

«Сейчас еще тяжело сказать, в силах ли украинцы сделать осознанный выбор новой власти. За время независимости было много избирательных кампаний: иногда граждане голосовали логично и прогрессивно, а иногда результаты выборов не удовлетворяли большую часть избирателей, что потом приводило к расколу», - начинает беседу с нами координатор Гражданской сети «ОПОРА», представитель Украины в Минской контактной группе по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ольга Айвазовская.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

- Ольга, почему сейчас сложно определить готовность граждан к выборам?

- Неизвестны все кандидаты и их программные обещания. Так что давать оценку гражданам, как участникам выборов, рано. Даже социологи не включают часть кандидатов в опросы, так как весь список неизвестен. Попадают туда только те, кто «на слуху», даже не заявившие о готовности баллотироваться. Период сейчас очень интересный, эмоциональный: политическая турбулентность. Но он повлияет на ход официальной предвыборной кампании.

- «ОПОРА», вместе с МВД, ГПУ, Минюстом была разработчиком закона, ужесточающего ответственность за подкуп избирателей. Документ уже принят парламентом: 6 лет тюрьмы за подкуп, 2 года за продажу голосов. Вы говорите, что это – не «драконовские» нормы. Почему?

- Противостоять любым уголовным преступлениям в государстве, пока еще имеющем признаки транзитной демократии - справедливо. Закон эффективен, если действует принцип неотвратимости наказания за преступление. Анализируя открытые во время избирательного процесса уголовные дела за последние 5-6 лет, «ОПОРА» пришла к выводу, что у нас ни единого раза не были привлечены к ответственности организаторы и заказчики подкупа избирателей. Правда, это связано не только с мерой наказания, но и с тем, что подкуп не считается тяжким преступлением. И правоохранительные органы не имеют достаточно полномочий, чтобы собрать доказательную базу, не могут задержать его участников. Неотвратимость наказания не наступает.

- Часто ли люди продают свой голос?

- Таких людей не очень много – 7-10%. Они даже в соцопросах открыто заявляют о готовности продать голос. Но именно эти граждане чаще других и ходят на выборы, формируя критическую массу в отдельных видах избирательных кампаний и конечный результат. Это – уголовное преступление. По европейским нормам, тяжесть преступления и наказания должны совпадать. Но 2-5 лет, предусмотренные сегодня за организацию подкупа, показывают, что это не является у нас тяжким преступлением. Чего недостаточно, чтобы предотвратить влияние коррупции на выборах. А ведь последствия таких преступлений гораздо глобальнее, чем одиночных бытовых уголовных преступлений, наказание за которые – до 6 лет заключения и больше.

«СЕТИ» ИЗ «ГРЕЧКИ»

- Политологи говорят, что «гречка», как средство подкупа избирателей, во время президентской кампании неэффективна…

- «Гречка» - это бытовой уровень, но в Украине работают так называемые «сети», формирующиеся по принципу сетевого маркетинга. Есть определенные звенья из узкого круга друзей или знакомых, которые не станут свидетельствовать друг против друга или против организаторов. И они очень активны. Так что продажа голоса за пакет гречки не очень-то влияет не только на президентские, но и на местные выборы. Скупка голосов за деньги менее заметна и более эффективна. На президентских выборах она тоже актуальна. Мы видим общие рейтинги, публикуемые социологическими компаниями: сейчас между 5-7 кандидатами отрыв – в пределах статистической ошибки. И любой процент, «накрученный» путем подкупа избирателей через организацию «сетей», повлияет на конечный результат выборов. А именно на то, кто выйдет во второй тур.

- Как уменьшить возможность влияния админресурса на итог выборов во время избирательной кампании? Ведь многие из представителей власти примут в них участие…

- Понятия «админресурс» нет в законодательстве. Но эксперты и общество трактуют это понятие, как очень близкое к коррупции, злоупотреблению служебным положением с целью получения преимуществ в ходе избирательной кампании. Исходя из того, какие есть служебные полномочия у политика или чиновника, можно судить о возможности использования ним админресурса. Формирование позитивного имиджа рассматривать как использование админресурса нельзя. Но если кандидат использует кадровые, бюджетные, информационные ресурсы, и это не касается его текущей деятельности – это злоупотребление. В ряде стран должностные лица, являющиеся кандидатами на выборах, берут отпуск во время предвыборной кампании. Например, британские политики даже не могут пользоваться своими офисами. Эта культура вырабатывалась веками. У нас такого требования нет, поэтому разделить текущую работу кандидата и админресурс сложно. Так что это понятие нужно конкретизировать в законе.

- Для чего нужна эффективная работа парламента. Будет ли она такой в предвыборный период?

- О качественном нормировании этого вопроса до президентских или парламентских выборов говорить не приходится. Между тем, речь идет и о выборах в органы местного самоуправления. Эта проблема не нова. Но даже в некоторых странах ЕС к этому относятся либерально: если чиновник хорошо выполняет свои обязанности и это добавляет ему «очков» на выборах, это не считается значительным нарушением. Если же на это расходуются значительные бюджетные средства, и это является прямой инвестицией в выполнение программы политика - это уже уголовное преступление.

ЧИСТОТА И ОТКРЫТОСТЬ

- Получается, что пристальное внимание общества – это единственный способ предупредить подкуп избирателей и использование админресурса? Но не помешает ли разочарование людей в политике и политиках?

- Многое зависит от активности общественных организаций. После революции 2014 г. был всплеск активности среди простых граждан, готовых инвестировать свое время и интеллект в общественную активность, мониторинговые кампании, информационные акции. Чтобы стать наблюдателями на президентских выборах, к нам на тренинги специально приезжали люди, использовавшие потом нашу методологию. Будет ли так в этот раз, я не уверена, но не могу этого и отрицать. Замерять активность общества пока рано. Ведь любая избирательная кампания – это конфликт. Что станет его причиной на этот раз – внутренний разрыв, конфронтация между регионами, группами и силами или внешняя угроза, влияющая на мобилизацию общества – пока неясно. Но утверждать, что люди стали лучше разбираться в избирательном процессе, инструментах влияния, как по мне, уже можно.

- И вы снова готовы учить наблюдателей?

- Да. Во время выборов многие общественные организации заявляют, что они будут мониторить избирательную кампанию, ее составляющие – пропаганду, «джинсу», использование «языка вражды». Гражданская сеть «ОПОРА» открыта к привлечению большого количеств людей, чтобы противостоять этим нарушениям. В том числе, мы будем проводить параллельный подсчет голосов.

- Вы упомянули о дестабилизации ситуации во время выборов. Возможны ли акции протеста, силовые акции?

- Любые подобные акции всегда чем-то спровоцированы. Это может быть недоверие общества к работе Центризбиркома: сейчас всего 17% граждан верят в о, что выборы верят в то, что выборы будут честными и демократическими. Частично это связано с затягиванием переизбрания членов ЦИК и уголовным делом, открытым по «амбарной книге» Партии регионов, по которому главе ЦИК Михаилу Охендовскому вручено подозрение. Существует и недостаток проверенной информации в отношении отдельных политических процессов, в частности, вооруженного конфликта на востоке. И, конечно, влияет сложная экономическая ситуация. Разрыв между кандидатами незначителен, часть кандидатов может не согласиться с результатами первого тура, объявив себя победителями. Это может вызвать противостояние, вплоть до силового. Чтобы этого не произошло, органы, отвечающие за администрирование избирательного процесса, должны быть максимально чистыми, незапятнанными, вести свою деятельность публично. И данные начет выборов должны быть объективными и публичными. А медиа обязаны избегать «языка вражды» в ходе конфликта, коим является избирательная кампания. Тогда доверие к результатам первого тура будет достаточным для того, чтобы силы, стремящиеся использовать всю сложность ситуации, не смогли этого сделать.

- Насколько вероятно проведение выборов в ОРДЛО?

- Выборы – это демократический процесс, требующий свободы слова, присутствия медиа, свободы формирования политической воли, равных условий для кандидатов. И, что самое главное, украинского законодательства и права. Для этого должна функционировать судебная ветвь власти, правоохранительная система. В Минских соглашениях об этом сказано. Так что пока в ОРДЛО не будет восстановлен правовой режим, определенный государством Украина, выборы по международным стандартам там организовать невозможно.

Ирина ВАНДА

 

aif.ua
Loading...