aif.ru counter
Олег АНДРЕЕВ 468

Осеннее обострение: Минский ребус и борьба за влияние

Почему украинским политикам так не нравятся изменения в Конституцию, на которых настаивает президент?

Дымовые шашки, драка с Нацгвардией и боевая граната на десерт. Трое молодых ребят-нацгвардейцев погибли, 130 раненых, в основном, это сотрудники МВД.

Так противники конституционной реформы отреагировали на то, что Рада в первом чтении приняла проект децентрализации власти. 265 голосов «за» - это гораздо меньше, чем нужно для решающего голосования, изменения в Основной Закон принимаются конституционным большинством (300 депутатов). Тем не менее, начало положено. У П. Порошенко рассчитывают, что за время, оставшееся до решающего голосования, успеют убедить часть несогласных депутатов… Как бы в противовес этим надеждам О. Ляшко заявляет, что его Радикальная партия выходит из коалиции, а единственный человек РП в правительстве – Виталий Вощевский, вице-премьер –подает в отставку. И ему сразу обещают предъявить подозрение в уголовном деле – от имени Генпрокуратуры. 

Пока что голосов у коалиции хватает и без РП. Но ведь О. Ляшко просто подает пример другим фракциям, той же «Самопомощи», которая отказалась голосовать за изменения в Конституцию, а своего «номера первого» - Анну Гопко – исключила из фракции за личное мнение. В общем, с приходом осени ситуация обострилась – и на улицах, и в стенах парламента. Она выглядит как начало политического кризиса, в развитии которого угадывается не только развал коалиции, но и возможный роспуск парламента, и самое главное – у Петра Порошенко, вероятно, нет голосов для внесения изменений в Конституцию. Хотя для него это жизненно важная задача. 

Правда, кровопролитие под Радой многих отрезвило: «Это идиотизм и игра на руку не только внешнему, но и внутреннему врагу. Ведь на Печерских холмах очень много тех, кто спит и видит, как украинцы идут путем кровавого бунта, уничтожая Государство», - высказывает мнение Дмитрий Ярош, лидер «Правого сектора». То есть, возможность договориться остается, правда, скорее, гипотетическая. Чем же не нравится задуманная президентом конституционная реформа?

Не нравится, в первую очередь, из-за особого статуса Донбасса – он указан в переходных положениях будущей редакции Конституции. Этот особый статус требовалось вписать в соответствии с Минскими соглашениями. Правда, тема не развита – регулироваться статус будет отдельным законом. Юрий Рахманин, эксперт и журналист, еще в июле усмотрел здесь подвох: «Могут оставить старую версию (закона, - «АиФ»), изменить, принять новый.» Подразумевается, что в виде закона можно принять что угодно – не этой, так следующей властью. Но подвох возможен и в другом: ни один закон не может противоречить Конституции, то есть, надежды на собственные суды, силовые структуры, денежную единицу или, скажем, право вето на решения центральных органов власти у Донбасса при такой редакции поправок в Основной Закон не остается.  

Минский ребус

Для президента конституционная реформа – шанс доказать мировому сообществу, что ситуация в Украине управляема. И он готов исполнять даже самые сложные пункты Минских соглашений. Вокруг этих соглашений много вопросов. Ну, например, они нацелены на то, что Донбасс останется в составе Украины, но реально ли это? Нынешнее руководство так называемых «ЛНР» и «ДНР» в этом не заинтересованы. Не заинтересованы полевые командиры, «ополченцы», сочувствующие среди гражданского населения этих территорий, а сочувствующих, кстати, много, можно предположить, - большинство. Население пострадало от обстрелов, лишений, пусть и не действующей в полной мере, но все-таки существующей экономической блокады. Во всем этом на Донбассе склонны винить украинскую власть. Даже на части территории Донбасса, подконтрольной Украине, много сочувствующих «ДНР» и «ЛНР». Об этом свидетельствуют волонтеры и военнослужащие, пишущие в соцсетях. Слишком много крови и обид, чтобы всерьез говорить о воссоединении. Но и на украинской стороне вряд ли много реальных сторонников воссоединения с Донбассом. Как им управлять, зачем на него деньги тратить?  

 «Минские соглашения невыполнимы сами по себе. Поэтому говорить, что "Минск-2" сорван, было бы неправильно: он никогда не работал», - утверждает Штефан Майстер, эксперт Германского общества внешней политики (DGAP).

Но зачем же подписывали, если выполнять не собираются? Публичного официального ответа на этот вопрос не существует, с «Минском» вообще много недомолвок. Видимо, есть вещи, которые нашим политикам нельзя говорить вслух. Попробуем мы за них. Итак, «Минск» - это не украинского уровня вопрос, а геополитика, противостояние России и США.

С тех пор, как после краха СССР, мир стал однополярным, у США появился интерес – не допустить формирования антиамериканской коалиции, равно как и укрепления региональных лидеров. Россия на роль сверхдержавы не тянет, на роль регионального лидера – вполне. Такую оценку российско-американских отношений дает Джордж Фридман, крупнейший американский аналитик, руководитель частной разведывательно-аналитической организации «Стратфор» в своей книге «Ближайшие сто лет» (издана в 2009 году, сразу стала бестселлером). По прогнозам Дж. Фридмана обострение в этих отношениях или «новая холодная война» возникнет в районе 2015 года. Что и наблюдаем. Аналитик также указывает: в борьбе за мировое лидерство США не могут «беспределить», иначе возрастает риск формирования антиамериканской коалиции – из всех униженных и удушенных «дядей Сэмом», а это Америке точно не на руку. Поэтому видимо президент США Барак Обама отказался поставлять Украине оружие и передовые военные технологии, а основные усилия по урегулированию кризиса направил в дипломатическое русло. То есть, в создавшейся ситуации Америка – миротворец, а выбранный ей основной инструмент влияния – экономические санкции – как раз то, что может превратить регионального лидера в аутсайдера, более того, страну-изгоя, наподобие Ирана в недавнем прошлом. Кроме того, санкции ослабляют и Европу, а США сильная Европа, по мнению Дж. Фридмана, тоже невыгодна. 

«Минские соглашения» - вполне в духе выбранной линии, дипломатический ящик с двойным дном. Украина уже выполнила ряд спорных, на первый взгляд, условий: отвела тяжелые вооружения от линии разграничения, приняла Закон «Об особом порядке местного самоуправления» (пункт 4 Минских соглашений*), разоружила все незаконные вооруженные группы (пункт 10). С этими группами, правда, получилось хитро – добровольческие батальоны разоружены не были. Их включили в состав Минобороны или МВД. То есть, теперь они законные. Проблема оставалась лишь с «Правым сектором», отчего, надо полагать, и возникли дискредитирующие его события, например, в Закарпатье.

И вот, новый, важный штрих - изменения в Конституцию, которые обеспечивали бы децентрализацию (пункт 11). «Республики будут частью Украины и дальше пройдет конституционная реформа, чтобы этот статус закрепить на постоянной основе. Там расшифровано, что такое децентрализация», - комментировал в мае этот момент Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ. Однако децентрализация, предлагаемая проектом изменений в Конституцию, явно не соответствует ожиданиям соседей: проект предоставляет много свобод объединениям низшего уровня – местным общинам (громадам). А вот права областей, регионов весьма условны. Это европейская модель децентрализации, не удивительно, что европейские партнеры Украины проектом довольны. Россия же видит формат иным, скорее, федеративным, при котором региональные органы власти получают самую широкую автономию. «Считаю этот вопрос просто вредным для Украины. Политики, которые его проталкивают, либо не понимают возможных последствий, или сознательно провоцируют ситуацию для "руины Украины», - высказывался первым, еще в феврале 2014 года по поводу возможной федерализации Леонид Кучма, тем самым выразив очевидно общее политическое мнение.

Борьба за влияние

А что дальше? Прими Украина изменения в Конституцию, и мяч окажется на противоположной стороне поля. «ДНР» и «ЛНР» должны обеспечить восстановление контроля над границей (пункт 9), вывести всех иностранных наемников (пункт 10), провести выборы на своей территории по украинским законам (пункты 9, 12). Выполнение этих требований маловероятно. А значит, Минские соглашения будут сорваны по вине соперников США. То есть, никакого беспредела со стороны сверхдержавы! Получи, Россия, новые санкции и что-нибудь еще. Например, новейшие военные технологии, которыми Америка может снабдить своего союзника в Европе – это также мнение Дж. Фридмана. Правда, под союзником он подразумевал Польшу. В 2009 году американский аналитик был совершенно уверен, что Украина займет пророссийскую внешнеполитическую позицию, ведь с Россией ее связывают общее экономическое пространство, язык, религия и культура. 

Такая вот геополитическая картинка. То, что Украина мало чего в «минском процессе» решает – факт. Но этот путь ведь был выбран сознательно. После событий в Крыму и на Донбассе Украина просила международной помощи. И эта помощь сейчас предоставляется - и не только в рамках «Минска». Можно считать помощью зарубежных партнеров назначение М. Саакашвили губернатором Одесской области или влияние на ход переговоров по реструктуризации долга страны, которые проводила Н. Яресько, министр финансов.

Что дальше?

Следующий вопрос, как с этой точки зрения воспринимать противников конституционной реформы. Тех что внутри Рады раскалывают коалицию или снаружи бросаются гранатами? Разумеется, часть из них сути происходящего не понимает, но часть идет на обострение вполне сознательно. Интересно, что в центре– ВО «Свобода», О. Тягнибок уже попал на видео в момент драки с бойцом, защищавшим Раду, и уже сходил на допрос. «Учитывая то, что гипернационалистическая и, у отдельных идеологов ВО «Свобода», национал-социастическая идеология никогда массово не пересечет ни Збруча, ни даже Карпатский хребет и не восторжествует на Большой Украине, то «Свобода», контролируя Галичину, не даст шансов появится какому-то общеукраинскому демократическому движению, которое могло бы распространиться на всю Украину», - писал еще в 2011 году Юрий Левыкин, политолог, предполагая, что объединение это работает в интересах В. Януковича и России. Чуть позже припомнили «Свободе» и то, что она выступала против разработки сланцевого газа на Западной Украине. Вот и сейчас опять (может, конечно, совпадение) смотрится она вполне органично в роли «московского агента», когда Игорь Гуменюк, член «Свободы», боец добровольческого батальона «Сич» бросает гранату в бойцов Нацгвардии.

Если конституционная реформа провалится, то начнется лихорадочный поиск альтернативных решений. И вопрос федерализации Украины несомненно вернется на повестку дня. И последний вопрос: если дела обстоят именно так, то почему за изменения в Конституцию проголосовал Оппозиционный блок? 

Голосовать иначе ОБ не мог, ведь минский процесс – путь к примирению. Само собой, голосование ОБ в унисон с президентской политсилой бросает на последнюю тень «зрады». Есть и еще одна причина. В июне 2004 года предшественник ОБ – Партия регионов – красиво провалила конституционную реформу, которую продвигали президент Л. Кучма и глава его администрации В. Медведчук. Во время голосования в окончательном виде проект не набрал необходимого конституционного большинства, потому что часть депутатов ПР, формально выступавших «за», просто не явились на заседание. Повторное голосование по проектам, касавшимся изменений в Конституцию, и тогда, и сейчас возможно лишь через год, что абсолютно устраивало В. Януковича – на тот момент премьер-министра и кандидата в президенты «от большинства». Ограничения президентских полномочий В. Янукович не хотел, портить отношения с Л. Кучмой тоже.  Можно предположить, что экс-регионалы во время решающего голосования воспользуются проверенной тактикой. Вернуться к вопросу децентрализации в случае провала будет можно лишь год спустя.

Мнение:  Андрей Демартино, политтехнолог, историк:

Независимо от целей, которые стояли перед исполнителями провокации возле парламента – граната в качестве аргумента медвежья услуга противникам изменений в Конституцию. Если была задача запугать депутатов и затормозить процесс, то результаты окажутся прямо противоположными. Общественное мнение, в сумбурной дискуссии о тонкостях конституционного процесса, априори встанет на ту сторону, от которой не исходит угроза. Просто потому, что в связи с событиями на Донбассе украинцы выработали стойкий иммунитет к любым попыткам достижения политических целей силовыми методами.

 

aif.ua
Loading...