aif.ru counter
Евгения СУПРЫЧЕВА 1024

Реформировать систему госуправления можно с помощью олигархов

Глава Нацагентства по вопросам госслужбы Константин Ващенко - о самой сложной реформе - чиновнической

Ващенко Константин
Ващенко Константин © / АиФ

Реформа государственной службы, наконец, вышла на финишную прямую. Целый год реформаторы разминались в тени. И наконец - закон готов. Принимать будут в сентябре. Основные постулаты: Чиновникам повысят зарплаты, потому как стыдно. При этом на треть сократят штат, потому как «расплодились». И заставят всех положить «партийный билет» на стол, так как работать надо на страну, а не на партию. Казалось бы, логично. Но существуют и подводные камни. Где правительство возьмет деньги на повышение зарплат? И не получится ли так, Что в пустынном кабинете окажется лишь один трудяга, зарытый в ворох бумаг? Об этих и других спорных пунктах реформы мы поговорили с один из авторов закона.

Нет дела - нет отдела

- Реформа предусматривает сокращение чиновников более чем на 20 процентов.  Но эксперты говорят, что в европейских странах чиновников даже больше, чем у нас…

 - Сегодня, если взять в процентном соотношении, у нас чиновников - чуть меньше 1% населения. Это примерно как в Польше и других странах ЕС. В то же время есть страны, где государственных служащих гораздо больше.

- А зачем тогда сокращаем?

- Мы не ставим задачу механически «отрезать 20 процентов» от каждого министерства. Не будет такого: было пять сотрудников, осталось трое - и загибаются еще больше. Мы выйдем на эти двадцать процентов в целом по системе - за счет сокращения функций (справки, разрешения). Убираем функцию - убираем отдел. Допустим, министр экономики А. Абромавичус пришел и просто сократил несколько департаментов. Дело от этого не по-страдало, скорее наоборот. Эти департаменты не нужны в условиях рыночной экономики. Есть целые ведомства, и прежде всего контролирующие органы, которые необходимо ликвидировать. Плюс надо учесть, что большое количество госслужащих перестанут быть таковыми. В частности,  министры,  заместители министров, народные депутаты, их помощники.

- В смысле? Министры и депутаты тоже пойдут под сокращения?

- Нет, мы просто предлагаем лишить их статуса госслужащих. Они - политические фигуры. Необходимо разграничить государственную службу и политику - так делают в Европе. У нас ведь в чем проблема? Аппарат не защищен от политических ветров. Мы хотим, чтобы чиновники выдохнули: и не боялись очередной смены правительства. А то ведь какая система: пришел новый министр, аппарат расслабился. Все просто сидят и ждут, пока их выгонят с работы - поставят своих людей.

- И как изменить систему?

- Мы вводим должность государственных секретарей в каждом министерстве - это мировая практика. По сути, госсекретарь - это как «прораб» на стройке. Он организовывает процесс, нанимает и увольняет людей. Такого человека назначают по результатам открытого конкурса. Сроком на 5 лет. И мы специально прописали, что смена министра не ведет к автоматической смене госсекретаря. Он продолжает работать, как и весь аппарат в «штатном режиме», вне зависимости от того какие политические баталии ведутся у них над головами.  Более того, закон прямо запретит государственному секретарю вступать в какую-либо партию. И, как следствие, не будет никакой коалиции либо оппозиции с новым министром. Сотрудников не станут делить на «своих» и «чужих» по партийному признаку. 

- Вроде логично, почему же народные депутаты во время первого чтения подняли такой шум. Так боялись потерять статус государственных служащих?

- Больше возмущались помощники депутатов. Изначально боялись потерять повышенную пенсию - это было еще до закона, который отменяет специальные пенсии. Плюс в нашем законе прописано, что руководящие посты в министерствах можно занимать только по результатам открытого конкурса. Это означает, что своего человека уже не поставишь. Сейчас есть лазейка в законе, которой активно пользуются. Депутат берет помощника либо его просят записать себе кого-то в помощники. Этот человек формально становится госслужащим, а через неделю его переводят в начальники департамента. Получается, что руководящие посты занимают «хорошие» люди, которые понятия не имеют, как тут все работает. Мы же хотим профессионализировать службу.

Зарплата от олигарха

- А как насчет денежной мотивации?

- Конечно, зарплата госслужащих в Украине не выдерживает никакой критики. Почти 40 процентов чиновников получают зарплату на уровне минимальной, сегодня это - 1218 гривен. Понятное дело, что у нас возникают и серьезные коррупционные риски.  И все понимают, что с зарплатой надо что-то делать. Мы хотим прийти к тому, чтобы минимальный оклад чиновника составлял не меньше двух минимальных зарплат.  Пока это чуть больше 2400 гривен. Плюс к этому до 30 процентов премии.  Но можем ли к этому сразу прийти? Очевидно, что нет. За счет того что количество чиновников уменьшится, а зарплатный фонд останемся прежним (такое решение согласовал Кабмин), появятся дополнительные деньги, но не сразу.  Мы будем поднимать постепенно в течение 3-4 лет.

- По сути, это индексация зарплат - в лучшем случае. Неужели профессионалы будут биться на конкурсах за такие деньги?

- Открытые конкурсы - это единственный способ обно-вить государственную службу. Прежде всего речь идет о высшем чиновничьем корпусе.  Это так называемые чиновники категории «А». Они будут получать больше. Думаю, мы  сможем выйти на сумму, эквивалентную 1,5 тысячи евро в месяц ( 35 тысяч гривен).

- То есть для них деньги в бюджете нашлись?

- Не только в бюджете. Сегодня под стратегию реформирования государственного управления Европейский союз готов выделить грант в размере 90 миллионов евро. Грантовая помощь рассчитана на три года. Будет выделяться поэтапно - по 30 миллионов в год. Прежде всего деньги пойдут на зарплатный фонд. На такую зарплату легче найти профессионалов.

- Но сможем их содержать всего три года?

- Любая грантовая помощь предусматривает, что дается толчок к развитию. А далее страна должна изыскать собственные резервы. К тому же мы не уповаем только на Евросоюз. Правительство ведет переговоры с разными потенциальными донорами. Я  не исключаю, что там может принять активное участие и частный бизнес.

- И вы правда думаете, что найдутся желающие?

- Ну, я не исключаю этого. Опыт многих стран говорит о том, что и такое возможно. Это было в США, когда и Форды, и Хилтоны, и другие сбрасывались на реформу государственного управления. Это было и в Германии. Главное, чтобы это было обезличено. Потому что, если я держу на зарплате как бизнесмен конкретного чиновника - это коррупция, за это надо сажать в тюрьму. А если создается специальный фонд…

- То есть я держу за горло все правительство. Допустим, несколько олигархов в складчину наполняют фонд, а потом выдвигают свои условия: или так, или все чиновники снова переходят на минималку…

- И вот поэтому в фонде не должно быть ничьей монополии.  В тех странах, о которых мы говорим, установлен  лимит на то, какую часть ты можешь профинансировать. Уже продуманы специальные механизмы. Но в целом это нормальный процесс. Ведь бизнес заинтересован в том, чтобы был хороший инвестиционный климат, качественный государственный менеджмент. То есть сотрудничество бизнеса и власти - это, на самом деле, очень важный элемент социального диалога.

- Но сейчас нет диалога. Скорее холодная война. И ваше предложение могут воспринять как давление: или плати, или будем раскулачивать…

- Помощь - дело добровольное, это инвестиция в будущее страны. Узнаем насколько патриотично настроены наши бизнесмены.

Министров долго убеждали

- А губернаторы получат какую-то разнарядку на поиск доноров? Вот Саакашвили заявил, что правительство США готово взять «на баланс» одесских чиновников…

- Ну, я сомневаюсь, что это будет прямое финансирование одесских чиновников  из Америки. По закону государственные служащие имеют право получать деньги только из бюджета. Потому будет создан специальный фонд. А источники его наполнения могут быть разными. Если Саакашвили нашел деньги - они попадут в общий котел.

- Саакашвили вроде как для своих старался…

- …А получается, что для всех. И все ему скажут спасибо. По-другому просто не может быть.

- Но так хотя бы Одесская область победила «бытовую коррупцию». Это ведь привилегия чиновников низшего звена. Они за каждую справку требуют «вознаграждения» - и будут требовать, ведь их зарплата возрастет незначительно…

- Бытовую коррупцию планируем победить за счет изменения подхода. Во-первых, самих справок станет меньше вследствие дерегуляции. Во-вторых, будет упрощаться система предоставления административных услуг на принципах «единого окна». То есть человека перестанут гонять из кабинета в кабинет. Не будет личного контакта с чиновником, а это значит, не будет возможности потребовать взятку. Просто сдал пакет документов в окошко, а затем получил. Реформа призвана упростить процесс, сделать его прозрачным. Это, по сути, основная задача структурных изменений.

- А почему страна ждет этих изменений больше года?

- Мы согласовывали закон с экспертами Европейского со-юза -  и получили их одобрение. А затем долго вели дискуссию с министрами. Их многие вещи  откровенно пугали. Можно было бы, конечно, надавить, но мы пошли другим путем. Путем убеждения - это заняло время. Когда Кабмин одобрил законопроект, мы начали работу с депутатским корпусом. После первого чтения депутатами было внесено в закон 1200 поправок. Была создана специальная комиссия по поиску компромиссов относительно чуть ли не каждого пункта. Вроде бы нашли мы компромиссы, и я очень надеюсь, что в начале сентября закон проголосуют. Больше тянуть нельзя. Если не провести эту реформу - увязнут остальные. Ведь кто их проводит? Все те же чиновники, с которых, собственно, и надо было начинать процесс обновления. 

aif.ua
Loading...