aif.ru counter
511

Роман Безсмертный: «Переоснование или революция»

Экс-вице-премьер о переосновании страны и путях преодоления «комплекса второсортности» Украины и украинцев

«Темпы и суть перемен в Украине обусловлены двумя главными факторами. К сожалению, ключевой фактор – внешний. Все 27 лет независимости нас шантажировали если не тарифами на газ, то ценой нефти. А сегодня венец всего этого - война», - начинает беседу с нами экс-вице-премьер-министр Украины, бывший посол Украины в Беларуси Роман Безсмертный.

СОЗНАНИЕ ОПРЕДЕЛИЛО БЫТИЕ

- Роман Петрович, а какие внутренние причины тормозят развитие Украины?

У нас есть проблема, которую мы до сих пор не можем ни осознать, ни преодолеть. Это - разрыв между государством и обществом. Человек существует сам по себе, государство само по себе. Недаром в последние четыре года я постоянно говорю о необходимости переоснования Украины! И речь идет не о простом переписывании Конституции, нужно ответить на вопрос, как преодолеть эту пропасть. Вот это и формирует сегодня нашу судьбу как на континенте, так и в целом мире.

- Вы сказали, что мы не осознаем значимость этой проблемы. Почему?

- Мы себя зачастую недооцениваем. А зря. В нас годами сидел комплекс второсортности. Это создавалось годами, в том числе силой пропаганды.

- Это постсоветский отголосок?

- Это посттоталитарный комплекс. В этом и причина нашего топтания на месте.

Вместе с тем, какой парадокс получается: человек – украинец – сам по себе более успешен, нежели его государство. Во всех отношениях люди в Украине талантливее и многогранней, но не умеют жить сообща. Историческая безгосударственность не приучила их к этому. Государство сегодня этим пользуется.

Именно поэтому я в последние четыре года постоянно говорю о необходимости переоснования государства. Его нужно вернуть украинцу. Власть нужно организовать под потребности людей. И только тогда государство будет «рамкой» цивилизованной совместной и успешной жизни. 

ГОСУДАРСТВО «В ФУТЛЯРЕ»

- Вы сказали, что нужно переосновать страну. Следует ли переписывать Конституцию?

- В последние годы в вопросах организации государства я ощущаю себя, так сказать, «донором» для нашей интеллектуальной среды, когда вижу, как сейчас крадут идеи, копируют организационные формы…

- Это – «камень в огород» Юлии Тимошенко?

- Да какая разница? Этим перед выборами начали болеть все. Но речь идет не о простом переписывании Конституции, перераспределении полномочий между президентом, правительством и премьером, между центром и регионами. Нужна совсем другая институционная форма государства. Вот пример: у нас одновременно существуют гражданский, коммерческий, земельный, семейный кодексы, взятые из разных систем права (ганзейской, византийской, римской и традиционной постсоветской). Однако все гражданско-правовые отношения должны быть в едином гражданском кодексе. Общество формирует свои запросы, но искусственно созданные государственные институты не способны ответить на них.

Так что переоснование страны – это не механическое переписывание Конституции или заключение нового общественного договора. Речь об изменении ролей общества и государства. Это глубокие перемены, задевающие сам фундамент государства. К примеру, должна измениться роль общества во влиянии на государственные институты. Мы выбираем президента и парламент, но как общество влияет на систему безопасности и обороны? Сейчас идет война, и, казалось бы, Администрации президента есть чем заняться. Тогда почему АП пытается контролировать оппозицию, играя роль политической полиции? Это же византийщина, инкорпорированная в нашу правовую традицию! А мы декларируем, что идем в Европу…

- Но проходит децентрализация, реформа местного самоуправления…

- А что вкладывают в эти понятия? Что получат люди после передачи прав от Киева областному центру? Какая разница, если «на голову» им «сядут» начальники не из столицы, а местная власть? От децентрализации должны выиграть простые люди.

Вот, мы нарекаем на несправедливую тарифную политику. Но если рынок монополизирован, по-другому просто быть не может. В Киеве, например, существует структура-монополист «Киевэнерго», поэтому дискуссия о структуре тарифов теряет смысл. Почему «Киевэнерго» не занимается Антимонопольный комитет? Да потому что у АМК «семь нянек». Создали структуру, которая паразитирует на обществе. Это огромная институционная ошибка. Все госорганы существуют сами для себя. Отсюда, кстати, корни «моды» быть налоговиком, таможенником...

ЦЕНА И ЦЕННОСТИ

- А кто должен переосновывать государство?

- Это – самый сложный вопрос. На вершине этого процесса должна быть элита, формирующая ценности. Они реализуются через политику и политиков. Самое важное – не допустить ошибки, понять, как сработает демократия, ведь отсюда возникает такое явление, как партии. Так вот, до того времени, пока элита безмолвствует, вместо нее говорят политики-шоумены, появившиеся в результате ошибочных правил игры. Уже сегодня работа многих институтов власти парализована. Популисты и демагоги могут окончательно уничтожить государство. Так что, либо мы проводим переоснование страны, либо идем прямым путем к следующей революции. Я бы не хотел больше никаких революций.

- Кто же входит в элиту?

- Это люди, слыша которых все затихают. Например, Гузар, Драч, Попович, Лукьяненко или же ныне здравствующие академик Игорь Юхновский, Владимир Горбулин, Лина Костенко. В результате определенных внешних и внутренних воздействий общество было изолировано от гения, влияния этих людей. Часть из них «убрали», например, Чорновола, часть просто игнорировали. И возникла «большая черная дыра» – отсутствие ценностей. Отсюда и «шоуизация» политики: покупка исподнего, целование коров, выпечка сырников… Политики дают концерты вместо того, чтобы дать ответ на вопрос, как управлять государством.

- Есть ли выход из этого тупика?

- Задача номер один – разбудить элиту, формирующую ответы на большинство важных вопросов, начав с диалога с интеллигенцией, являющейся источником ее формирования. В любом населенном пункте самыми авторитетными людьми должны быть учитель, врач, священник. Ведя диалог с интеллигенцией, нужно сформировать часть общества, которая будет называться элитой, чтобы она подарила украинскому обществу то, что называется ценностями. И тогда будет уже не так сложно понять, какие люди нужны для реализации этих ценностей. А на основе этого сформировать подходящую избирательную модель, разобраться, какие организационные формы нам нужны, ведь сегодня об этом можно только догадываться.  Поэтому неудивительно, что сейчас в вопросах войны у нас разделение голосов 30:30:30 – 30% за войну до победного конца, 30% хотят «отрезать» Донбасс, 30% предлагают мучиться, сохраняя нынешнюю ситуацию. Общество дорого платит за уничтожение элиты.

- Может ли быть власть заинтересована в возрождении элиты?

- Это сегодня нужно всем, как возможность сменить жизнь к лучшему. А если продолжим играть в политику, как в шоу – неизбежно ухудшение.

- Не выберут ли снова «новый-старый» политикум?

- Опасен не только реванш, движение по кругу. Вопрос стоит так: либо мы проводим переоснование страны, либо - идем прямым путем к следующей революции.

БОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

- Вы упомянули о внешнем влиянии на Украину. Оно может быть позитивным?

- Даже внешнее негативное влияние нередко вызывает позитивные внутренние процессы. Нет худа без добра. Война – это большое горе, трагедия. Но, одновременно, шанс построить экономику, возродить военно-промышленный комплекс, действующие институты государства. Но почему же этого не случилось? Все делалось на старой институционной основе. Государственным институтам было абсолютно безразлично, что будет с людьми в Крыму, на Донбассе.

- Почему у нас сейчас столько проблем в отношениях с другими странами?

- Украина тяжело встает на ноги, как участник международного диалога, как государство, способное играть определенную роль в региональных, континентальных и глобальных отношениях. Да, война – это беда и горе. Но почему мы не использовали ее как возможность максимально субъективизироваться через международные инициативы? Это можно было сделать на глобальном уровне в ООН, на континентальном – через ОБСЕ, Совет Европы, Европарламент, НАТО. В региональном отношении это отношения с Центральной Европой, в двухстороннем – отношения с РФ. Я не хотел бы, чтобы наша внешняя политика сводилась к фразе: «Все плохо – давайте позвоним канцлеру». Я такую политику не приемлю.

- В таком случае, устает ли Запад от Украины?

- Самооценка у некоторых из наших западных партнеров от этого только растет. Кто-то смотрит на Украину лишь как на рынок рабочей силы, кладовую, территорию, «младшего брата». И тут важно, формулируем ли мы свою внешнеполитическую идею, заявляющую нас, как игрока на международной арене, или «звоним канцлеру». Украина должна быть свободной страной и  сильным государством.

Ирина ВАНДА

aif.ua
Loading...