858

У власти в запасе: Сергей Тарута - о войне, бизнесе и необходимости диалога

Сергей Тарута рассказал о войне, своем губернаторстве, потере бизнеса и ошибках, допущенных Украиной

Киев, 5 октября - АиФ-Украина.

«Я всегда был у украинской власти в запасе – меня ведь в политику звал еще Виктор Ющенко, но я ставку на политику никогда не делал, мне было куда более интересно создавать собственную компанию, доказывать, что украинский бизнес чего-то стоит. В самом начале войны обо мне вспомнили, возможно по той причине, что я был там свой, но в то же время никогда не был «донецким» - я был «мариупольским», потому что мой родной город всегда стоял отдельно. Занять пост председателя Донецкой ОГА меня просили и политики, и представители бизнеса. Признаюсь, решение далось мне нелегко», - начинает разговор с нами известный бизнесмен Сергей Тарута.

ГУБЕРНАТОР

- Сергей Алексеевич, каково это вдруг стать из бизнесмена губернатором, да еще и в самом начале войны?

- Признаться честно, не очень весело. Я чувствовал себя на тот момент губернатором-изгнанником. Все дело в том, что для того, чтобы установить свою власть, дизертирам нужно было схватить действующего губернатора – и все, можно провозглашать свою власть. Каждый день я и мои люди находились под угрозой – вернемся ли живыми или нет, схватят и посадят в подвал или нет, будут нас пытать или нет.

Самое трагичное, когда захватили нашу ОГА в Донецке и ты еще действующий губернатор, но не знаешь, где тебе находиться. Захватили ОГА, мы ушли в офис с командой, захватили наш офис – у нас было 30 секунд, чтобы эвакуироваться, переместились в гостиницу. Начали штурмовать гостиницу, угрожали, что взорвут. Начали проситься на предприятия, директора молча опускают глаза и говорят, что им не нужны проблемы. С одной стороны ты губернатор, а с другой от тебя шарахаются, как от прокаженного. В итоге губернатор с командой разместились в аэропорту. Это был ужас.  Когда поняли, что в Донецке не можем находится, переехали в Мариуполь.

- И тогда же началось наступление на Мариуполь?

- Ад творился еще до Мариуполя. Многие чиновники, меры городов не выдерживали психологически и «дизертировали». Некоторых приходилось уговаривать. Нужно было проводить выборы под обстрелами – ведь если бы мы этого не сделали, встал бы вопрос о не легитимности Президента, поскольку части народа не дали проголосовать. А потом пошли на Мариуполь.

- Говорят, что именно вы спасли город…

- Это сильно сказано. Кроме меня там были еще и «Азов», нацгвардейцы, волонтеры, горожане-металлурги. Все благодаря им. Мы ведь понимали, что россиянам нужен город, чтобы решить все проблемы «новороссии». Самыми страшными были обстрелы из систем залпового огня. Я тогда собрал металлургов и организовал их, чтобы передать на передовую слябы – это такие железные пластины, толщиной 300 мм, которые укрывали людей от систем залпового огня. Именно благодаря этим слябам и металлургам, Мариуполь остался за нами.

- Стоило ввести в самом начале АТО военное положение?

- Это ничего бы не изменило. Если бы мы туда в начале послали больше войны, то больше бы людей положили. Ведь вся проблема в эффективности, а не в количестве. Я всегда был сторонником того, что нам нужно было вести гибридную войну – то есть делать точечные спецоперации вместо того, чтобы развернуть полномасштабный фронт. И поставить приоритет – закрыть границу. С закрытой границей на Донбассе не оказалось бы столько оружия и техники.

БИЗНЕС

- Став чиновником вы фактически потеряли свой бизнес, оставшийся на неподконтрольной Украине территории Донбасса.

- Да, россияне его пытаются забрать в качестве расплаты. Еще в 2010 г. 50% акций «Индустриального союза Донбасса» получили российские инвесторы, а через год россияне стали кураторами украинских комбинатов, в 2014-м по иску российского банка ВТБ на эти активы был наложен арест. Гайдук хотел продать свои активы – он не хотел дальше инвестировать в страну и заявил, что хочет пожить для себя. Тогда же начал шантажировать меня тем, что продаст свою долю в нашем совместном бизнесе Коломойскому или Ахметову. Тогда нам пришлось вести переговоры с теми, кто мог защитить нас от Януковича – так ввели в бизнес россиян.

В свое время моя репутация позволила получить кредиты на Западе, но украинская юрисдикция не является гарантией для западных инвесторов. Еще тогда встал вопрос, что необходима западная юрисдикция. Так что фактически вся юридическая собственность находится в западных странах, но фактически на всю собственность наложен арест по решению Басманного суда Москвы. Сейчас мы дошли уже до Европейского суда по этому вопросу. В любом случае, меня больше волнует моя страна, чем мой бизнес.

- Вы интересуетесь, как сейчас работают некогда подконтрольные вам предприятия, которые остались на неподконторольной территории? Тот же Алчевский меткомбинат…

-  Пытается выжить, как и все, кто находится на неподконтрольной территории. Год комбинат не работал и полгода как пытается работать. Перерегистрировался в Украине, платит налоги в украинский бюджет. Люди получают зарплаты на карточки, а затем едут из неподконторльных территорий обналичивать деньги на территорию, подконтрольную Украине. 

Периодически я помогаю им контактировать с украинской стороной, если возникают какие-то вопросы. Потому что я вложил туда 3,5 млрд. долл. кредитных средств и свою душу, потому что это один из самых современных заводов в Европе и мне не хочется, чтобы он превратился в груду металлолома.

- Находятся на неподконтрольной территории и платят налоги в Украину?

- Да, ничего удивительного в этом нет. Большие и градообразующие предприятия дизертиры бояться трогать – могут быть серьезные бунты среди местного населения. Ведь это рабочие места и зарплаты людей. Да еще и от серьезных людей из России можно получить, если тронут.

НЕ БЛОКИРОВАТЬ

- По-вашему, что сейчас нужно предпринять, чтобы выйти из сложившейся ситуации?

- Я думаю, что военного решения на востоке нет, есть только дипломатические решения. Но у нас плохая коммуникация с теми, кто остался там, а зря. Некоторые группы могли бы вести диалог с такими же группами – с теми же афганцами или представителями культуры.

Президент обещал на инаугурации, что он быстро достигнет мира. А сейчас нам даже не говорят, когда он будет, этот мир. На сегодня самое эффективное оружие на Донбассе – это дипломатия. Мы его не используем, а западные партнеры уже говорят о том, что Украина не исполняет взятые на себя обязательства, что Украина делает недостаточно усилий для мира. Я тоже так считаю. У нас внешняя политика – это прерогатива парламента, он должен выработать основные направления действий и дать директивы президенту. А на самом деле президент все это взял на себя, хотя не имеет на это полномочий. Тем временем гибнут наши люди – самая большая ценность для страны. Мудрые депутаты и руководители должны найти такое решение, которое не затронет национальные интересы, путь даже оно и будет чувствительным для общества, но приведет нас к миру. В свое время так сделал Обама по вопросу Ирана (снятие санкций с Ирана и восстановление отношений – Ред.).

Нам сейчас нужно консолидировать общество, а наши политики его наоборот разъединяют. Я предлагал Порошенко организовать команду людей, которые уже чего-то достигли в этой жизни, у которых есть опыт. Такая команда могла бы что-то реально сделать. Еще пару лет назад у нас не было столько погибших и таких разрушений, что-то можно было сделать быстро и эффективно.

- Сегодня много говорят о том, что политика власти на Донбассе была неправильной. Вы с этим согласны?

- На Донбассе мы уже столько посеяли неправильного, что оно даже успело свои всходы дать. Украина пришлось уйти с этой территории, а некоторые радикалы продолжают говорить, что их можно отрезать: мол, обойдемся без них, они сами виноваты. Война всегда бесчеловечна и несправедлива, мы должны понимать, с какими ужасами столкнулись жители тех сел и городов, которые охватила война. На Донбассе есть наши люди, а есть те, кто приехали грабить и мародерствовать. Поэтому нельзя забывать о людях, обвинять их, блокировать или ограждать. Власть сама посеяла в них безнадегу.

Но страдают не только неподконторльные территории. Для меня всегда было обидно слышать, когда жители той части Донбасса, которая находится под контролем Украины, рассказывали мне об ужасах соседства с некоторыми добровольческими батальонами. Вот это по-настоящему страшно - когда бандиты одеты в форму с украинским флагом. 

Елена Гордеева

aif.ua
Loading...