aif.ru counter
352

Виктор Небоженко :«Украина – это «спусковой крючок»

Политолог о «реанимации» Нормандского формата и опасности «карманных армий»

«Ангела Меркель вдруг осознала, что три года Нормандского формата были потеряны зря. А ведь за это время действительно многое можно было бы сделать», - начинает беседу с нами украинский политолог, социолог, директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

ВИЗИТ ДАМЫ

- Виктор Сергеевич, как проявляется это «неожиданное» осознание потерянного времени у канцлера ФРГ?

- В виде отчаянной, совершенно неуклюжей попытки заставить американцев участвовать в Нормандском формате.

- Каковы, на ваш взгляд, главные цели недавнего визита Меркель в Украину?

- Она приезжала к президенту Петру Порошенко прежде всего для того, чтобы как-то обновить, оживить этот процесс. Ведь Меркель после краха миротворческих попыток в Сирии остро осознала: Украина стоит того, чтобы нею заниматься. И, несмотря на то, что она скоро частично уходит из большой политики, с должности канцлера, она хочет настроить своих преемников на интенсивный контакт с Украиной.

- Это – основной интерес Меркель?

- Да, сейчас все делается ради этого. Никакие наши проблемы, а тем более экономические, ее так не интересуют - в частности, «Северный поток». Но она же не может сказать Порошенко, что деньги не пахнут, и что приезжала в Украину не по экономическим причинам, а исключительно по вопросу «реанимации» Нормандского формата. Она не добилась никакого результата разрешения конфликта  за пять лет военных действий, и прекрасно это понимает.

- Вы упоминали, что одна из причин стагнации Нормандского формата – «стареющая Меркель и молодой, неопытный Макрон». Есть ли в связи с этим у нас перспективы по выходу из военного кризиса?

- Меркель сама призналась: «Я устала». К сожалению, она в этом процессе сделала ставку не на Украину и не на Германию. Но, уходя с поста, она все же остается сильным политиком: канцлер прекрасно понимает, что безопасность Европы зависит от военно-политической ситуации в Украине. А Макрон, в отличие от его предшественника Франсуа Олланда, только имитировавшего участие в нормандском процессе, очень старается помочь урегулировать этот конфликт.

- Какие еще важные аспекты разрешения ситуации могли обсуждаться во время визита Меркель в Украину?

- Речь могла идти и об участи Германии в миротворческом контингенте ООН в Донецкой и Луганской областях. Нам важно, чтобы сюда зашли люди, не участвующие в конфликте, миротворцы тех стран, которым мы доверяем.

Меркель только сейчас поняла: она оставляет своим преемникам две основных проблемы: военный конфликт на территории Украины и эмигранты. Она недооценила важность этих проблем, не использовала возможности Нормандского формата до конца – сейчас об этом можно уже говорить открыто.

«ВЕЛИКОБРИТАНИЯ и К»

- Можем ли мы продолжать рассчитывать, что «заграница нам поможет»?

- Европа сейчас в очень тяжелом положении: Украина стала каким-то «спусковым крючком», триггером мощных политических и экономических процессов, прямо к нам не относящихся, но бушующих теперь по всем миру. Считаю, что в этих условиях нам нужно скорее рассчитывать не на Европу, а на англосаксонские страны – Канаду, Австралию, Новую Зеландию, и, прежде всего, Великобританию и США. Вот кто заинтересован в создании сильной Украины внутри Европы.

- Почему?

- После Brexit Великобритания не хочет оставаться в одиночестве, это очень важно. Произошел ее неаккуратный «развод» с ЕС, когда не знаешь, как осторожно выйти или легко остаться: это как в семье, когда кто-то сказал «давай разведемся», а наутро обоим неудобно. И Великобритания теперь будет активнее участвовать в украинских делах, потому что ей очень важно показать свою «европейскость» в условиях, когда Германия не справилась. Думаю, что после выборов президента и Верховной Рады и Украина в этом вопросе будет «шевелиться» больше.    

ОПАСНОСТЬ ОСЕЧКИ

- Вы также отмечаете, что одна из главных проблем Украины в том, что «население слабо и беспомощно», однако «изменения в стране могут произойти неожиданно». При каких условиях?

- К этому может привести громкий коррупционный скандал. Представляете, например, попытку президента снять Авакова? Или вспомните феномен Врадиевки, когда милиционеры изнасиловали женщину, и полстраны было страшно возмущено, с этого началось движение. Или произойдет какая-то техногенная катастрофа, на которую власть «не обратит внимания» и пойдет открывать детсад или общественный туалет. Много причин могут взорвать ситуацию – несмотря на то, что власть уверена, что ей не стоит обращать внимание на недовольство населения. Мы же помним избиение студентов на Майдане, когда сначала на улицы вышли 4 тыс. человек, а потом – 100 тыс., и эти люди не подозревали, что у них есть протестный потенциал!

- В силах ли Украина выдержать новую волну протестов?

- Понимаете, нужна какая-то очень быстрая очистка. О люстрации приняли целый закон, элита согласилась люстрировать тех, кто «плохо себя вел» при предыдущей власти. А потом оказалось, что все это свернули.

- Есть ли какой-то другой путь?

- Конечно, он даже описан в Библии – если представители верхушки власти завтра утром проснутся и заявят: «Нам было видение, мы были неправы и станем другими». Такое бывает… Без всякой иронии могу привести пример Франко – там не было никаких протестов, он вызвал своего преемника, ставшего королем, и заявил, что уходит, а после франкизма в Испании будет демократия. И - никаких огромных протестов.

- А что по поводу выборов?

- Рассчитываю на большие изменения в стране. То, что в президенты идут сейчас «экзополитики» - маги, волшебники, циркачи, певцы, поэты, расследователи преступлений – кроме их честолюбия, говорит о том, что в стране не работают политические институты и элита. А выборы – это тоже политический институт, и он тоже может не сработать. Это все очень серьезно, понимаете?

- При каких условиях выборы могут не сработать?

- Появился очень весомый фактор: во время войны проводить выборы всегда тяжело. А у нас идет война, хотя власть это не признает, ей так удобно. Плюс – миллион единиц оружия на руках у населения. И третье: огромное количество людей, отслуживших в армии, оказались в анонимных парамилитарных образованиях, так называемых «карманных армиях». Они все будут принимать участие в силовых конфликтах во время выборов.

Такого не было ни в 2014-м, ни в 2004, ни в 2000-ном, ни в 1996 г. А это – даже не протесты, а конфликты разных олигархов, министров, обросших незаконными силовыми объединениями. Это – похлеще массовых протестов, на которые люди сегодня вышли, а завтра их нет. Такого никогда в Украине не было. И это очень сильно повлияет на процесс и результаты выборов.

- Нужна ли Украине «сильная рука»?

- Конечно. Я же сказал, что в результате религиозного чуда этой «сильной рукой» может оказаться даже действующая власть, которая не даст больше никому воровать, и посадит, как когда-то Ли Куан Ю (первый премьер Сингапура. – Ред.) своих ближайших соратников. А, может, это будет человек, который придет на смену Порошенко, «задавившему» олигархов и ставшему самым сильным олигархом. Ожидания «сильной руки» очень велики, и не важно, кто это будет. Если Тимошенко придет к власти – сможет выбрать, повторять ли путь Порошенко или стать «сильной рукой». Но многие из кандидатов не будут этой «сильной рукой», и кто-то рядом с ними начнет играть роль «железного канцлера». Быть мужественным на ТВ – не то же самое, что в политике. Да, случаются, конечно, чудеса, но…

- А у нас возможно выбрать президента, независимого от олигархов?

- Для этого нужно избрать человека, способного сказать им «нет». Все это реально. Посмотрите на историю других стран – многие выходили из подобных проблем. Почему же у нас они возникли? Мы впервые строим государство, и нам кажется, что все у нас уникально. Но всегда находятся люди, в последние мгновения спасающие свою страну. Как было, например, во время Революции Мейдзи в Японии (комплекс политических, военных и социально-экономических реформ в Японии 1868—1889 гг., превративший отсталую аграрную страну в одно из ведущих государств мира. – Ред.). При старой бюрократии и императоре они сумели сделать перестройку. Другой пример – маленькая, никому не нужная Пруссия, зажатая между крупными геополитическими игроками. И ничего, собрались чиновники и сказали: «С завтрашнего дня мы не воруем». У них получилось за 20 лет организовать нормальную страну, которая потом стала набирать вес в экономике и политике! Все это – конкретные примеры. Нам иногда кажется, что для изменений в Украине нужно только внешнее влияние. Но это ведь совсем не обязательно!

aif.ua
Loading...