aif.ru counter
161

Охота на коррупционеров: ЕС верит, что украинскую коррупцию можно победить

Антикоррупционный суд у нас может появится не раньше 2018 г.

Киев, 7 декабря - АиФ-Украина.

СКОЛЬКО СТОИТ БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ?

В отличие от большинства украинцев, в ЕС по-прежнеум верят в то, что украинскую коррупцию можно победить. И даже намерены финансировать нашу борьбу с коррупцией в 2017 году, выделив на это 16,34 млн евро. Эти средства пойдут на финансирование проекта «Антикоррупционная инициатива ЕС в Украине». Как сказано в этом документе, подписанном с украинской стороны Иванной КЛИМПУШ-ЦИНЦАДЗЕ, вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины, «…реализация этого проекта будет направлена на повышение эффективности новых антикоррупционных учреждений, улучшение парламентского надзора за реализацией реформ и на привлечение общества и СМИ к проведению антикоррупционных мероприятий».

Реализовывать проект будут в основном в столице, а также в отдельных регионах Украины. Проект долгосрочный, рассчитанный на 5,5 лет. Так что иллюзий по поводу быстрой победы над украинской коррупцией у европейцев нет. Мало того, они уверены, что целенаправленный системный подход поможет очистить от коррупции нашу страну.

А вот украинцы, по мнению Виктора ЛЕВИЦКОГО, директора Украинского института стратегий глобального развития и адаптации (УИСГРА), уже не верят в успех борьбы с коррупцией. Больше всего, по его словам, народ возмущает отсутствие реакции на коррупционные скандалы.

«В последние полгода Украину сотрясло несколько мощнейших скандалов, связанных с коррупцией в высших эшелонах власти, - говорит эксперт. - Начиная с панамских офшоров и заканчивая промедлениями с е-декларированием, которые чуть не стали причиной международного позора Украины. Когда декларации все же были заполнены, это вызвало очередной скандал. А сегодня мы ежедневно узнаем подробности по делу Онищенко».  

Он также подчеркнул, что в любой другой стране после подобных инцидентов уже бы последовали кадровые и судебные решения. Но в Украине ни одна из ветвей власти не имеет последовательной политики по отношению к коррупционным скандалам. В результате чего такое, по его мнению, отношение приводит к недоверию народа к правительству и росту протестных настроений.

КОГДА ВЫЙДЕМ ИЗ ТЕНИ?

В то же время Вадим КАРАСЕВ, директор Института глобальных стратегий, считает, что у нас идет борьба не с коррупцией, а с отдельными коррупционерами.

«С теми, кто слишком наглеет или кого надо немного приструнить, - поясняет он. – Но тотальной борьбы с коррупцией пока что нет, и быть не может. Когда вся экономика находится в тени, когда все только на коррупции и держится, борьба с ней бессмысленна».

В свою очередь Виталий БАЛА, директор Агентства моделирования ситуаций, считает, что причина отсутствия реальной борьбы с коррупцией – не в экономике. «Все дело в том, что наши политики не хотят менять правила игры, - считает он. -

А они должны быть понятными, прозрачными и для всех одинаковыми. Должно быть верховенство права, без каких-либо особенных трактовой закона в чью-то пользу. К примеру, как в нашем парламенте могут по несколько раз переголосовывать, пока не получат нужный результат».

Ситуация изменится, по словам В. Балы, когда к власти придет когорта людей, которая станет настоящей украинской политической элитой. Сейчас у нас «наверху» нет настоящей политической элиты. Хотя в целом в стране такая элита постепенно, начиная с 2004 года, начала формироваться. И сейчас уже составляет около 10% населения, однако в политику пока по разным причинам не идет. Кроме того, с некоторых пор стали формироваться элиты в сферах, не связанных с политикой. Например, мы можем уже говорить о формировании финансовой, бизнес-элиты, а также совсем новой – военной элиты.

«У власти должны быть люди, для которых интересы государства важнее, чем свои личные и интересы своей партии, - говорит В. Бала. – Рано или поздно эти люди придут во власть. Вопрос лишь в том, каким способом: эволюционным (выборы) или революционным путем». 

ЧТО МЕШАЕТ НАБУ И САП?

За год работы НАБУ (Национальное антикоррупционное бюро Украины)  и САП (Специализированная антикоррупционная прокуратура) не могут похвастаться ни одним обвинительным приговором. И это несмотря на огромные надежды общества и международных партнеров. Впрочем, детективы НАБУ проводят досудебное расследование по 225 уголовным производствам и сообщили о подозрении 117 лицам, а на 40 человек уже направлены в суд обвинительные документы.Однако факт: ни один из топ-коррупционеров до сих пор не осужден. Неудивительно, что из-за этого уровень доверия людей к антикоррупционной реформе падает. По результатам соцопроса Центра Разумкова, успешной антикоррупционную реформу считают менее одного процента украинцев, а провальной ее назвали 55% опрошенных!

Интересно, что с это мнение разделяют и сами представители НАБУ и САП, но по-прежнему сохраняют оптимизм. «Отсутствие приговоров - это для нас минус, но говорить, что это уже провал – рано, - считает Назар ХОЛОДНИЦКИЙ, руководитель САП. - Нам ставят в пример румынское антикоррупционное бюро, но там первые дела пошли на седьмой год их существования, а у нас на первый год давайте результат. Это как ребенок, у которого в первый год жизни требуют сдать экзамен на степень магистра».

Как все происходит? По словам Холодницкого, перед тем, как передать в суд дело топ-коррупционеров, детективы НАБУ должны собрать и предоставить антикоррупционному прокурору неопровержимые доказательства, иначе дело может рассыпаться в зале суда. Поэтому НАБУ и САП очень тщательно расследуют каждое коррупционное дело чиновников, несмотря на то, что этому сильно мешает общественное давление.

«Наши дела не является легкими, - говорит он. -  Мы без доказательств в суд не идем. А там есть по пять адвокатов на каждое дело, которые, отрабатывая свою копейку, пытаются, в том числе, и затянуть процесс, когда видят, что у нас убедительные и железные доказательства».

Представители антикоррупционных ведомств отмечают то, что судебная реформа помешала им в этом году довести начатые дела до конца, ведь иногда нет достаточного количества судей соответствующей квалификации для того, чтобы рассматривать дело, расследованное детективами НАБУ.

А, кроме того, как объясняет Н. Холодницкий, согласно новому УПК, все коррупционные дела должна слушать коллегия, состоящая из трех судей. Однако иногда из-за нехватки кадров после судейской люстрации в судах нет даже и одного судьи для рассмотрения таких дел. А если и есть, то из-за чрезмерной загруженности дела порой надолго откладываются.

«В одном нашем деле первое подготовительное заседание суда провели в мае, а следующее смогли провести только в сентябре, - говорит Холодницкий. - У нас больше нет полномочий осуществлять надзор за судами. По новому УПК прокурор - такой же участник процесса, как и сторона защиты. Поэтому мы не имеем права влиять на суд и заставлять его оперативно слушать наши дела».

Алина ВЕТРОВА

КСТАТИ

КОГДА ПОЯВИТСЯ АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ СУД?

В НАБУ и САП убеждены, что ускорить их работу сможет создание отдельного Специализированного антикоррупционного суда, в котором будут слушаться только коррупционные дела. Но о создании такого суда пока что только говорят.  Для создания его нет даже соответствующего законопроекта. По мнению Николая ХАВРОНЮКА, главного эксперта по антикоррупционной политике Центра политико-правовых реформ, такой суд может появиться в Украине не раньше середины 2018 года. Поэтому все это время, по убеждению эксперта, ни один из топ-коррупционеров не будет осужден.

«Когда НАБУ выходит на топ-персон и пытается завершить расследование, то им ставят палки в колеса при помощи судей, которые имеют широкие возможности по ограничению следственных действий, - говорит он. -  А доказательства по делам передаются только в результате следственных действий, и это усложняет процесс расследования и, соответственно, вынесения обвинительных приговоров».

В ТЕМУ

ЧТО СДЕЛАНО ГПУ ЗА ПОЛГОДА?

«За 6 месяцев в ГПУ были освобождены от должностей более 160 человек руководящего состава, - написал генпрокурор Юрий Луценко на своей странице в Facebook. - 28 работников были задержаны при получении взятки. Даже в день прокуратуры мы тоже не спали. На Херсонщине взяли с поличным заместителя местной прокуратуры, который требовал от предпринимателя за закрытие производства 400 тыс. грн».