aif.ru counter
30

Режисер-мультипликатор Норштейн: есть ли прототип у ежика в тумане

Известный мультипликатор о разнузданности и

Его «Ежик в тумане» и «Сказка сказок» признаны лучшими анимационными фильмами всех времен и народов. А начинал Юрий Норштейн работать на мебельной фабрике, где делал почтовые ящики.

Недавно Юрий Борисович побывал в Киеве, на праздновании собственного юбилея, по приглашению международного фестиваля «Крок». Мэтру анимационного кино исполнилось 65 лет.

Об адекватности

- Каждый человек должен быть адекватен себе. А я вот до сих пор не адекватен. К сожалению. И уже ничего не могу поправить. Если бы я занимался живописью, а не мультипликацией - был бы счастливее и адекватнее. Анимация - это ведь на самом деле такое сволочное искусство. Все говорят: «Мультипликаторы - волшебники экрана». Да какие там волшебники... Это очень тяжелый ежедневный труд. И смех в студии, о котором так много говорят, - это просто психическая разрядка, без которой вообще можно с ума сойти... Я не знаю как сегодня молодые мульти-пликаторы работают по домам.

И нет у меня никакой миссии, нет высокой задачи. Моя задача очень локальна: сделать сценки максимально хорошо. Надо найти в себе силы увидеть целое и ему подчиниться. На самом деле человеческая жизнь - это ряд подчинений. Это не свобода. Это Пушкин мог сказать: «По прихоти своей». Но он пережил страшные катастрофы, потрясения, кроме того, он был «химическим элементом» просвещения. До этого надо дорасти. Он говорил о своем служении. А современная попса не просвещает, не служит - она делает деньги. Вот и все. Хочется сказать: «Ребята, не врите ни себе, никому. Вы делаете деньги? И делайте».

О чувстве высоты

- Все жалуются на отсутствие денег в искусстве. Но дело не в деньгах, а в отсутствии самой страсти создавать, дело - в чувствовании. Ну не хотят современные творцы переживать. Мы хотим пребывать в комфорте, делая искусство. А так не бывает. Искусство требует жертв - эта фраза расхожа, но абсолютно точна.

В старых книгах по искусству часто мелькает фраза: «Скована жизнь - свободно искусство». У нас думали, что придет свобода от цензуры - и все сразу станут свободны. Но поставить себя в жесткие условия мало кто может. Почти никто. А когда ты сузил себе условия -и технические, и даже идеологические, - возникает чувство высоты. Как ни парадоксально, когда кино находилось в идеологических рамках, появлялось немало шедевров. Эти картины не могли запретить: у чиновников просто мозгов не хватало, чтобы  понять их тайну. Она постоянно ускользает, ее и художник с трудом улавливает.

Сегодня пришло какое-то ощущение разнузданности. Но вы дайте режиссеру ржавые рельсы, чтобы по ним с трудом двигалась тележка с самой простой камерой и пусть он снимет кино. И вы увидите какой высоты будет фильм! Скоро камеру уже будут в глаз вставлять, но где шедевры? Для творческого человека должны быть какие-то необходимости, его возвышающие и не дающие возможности расползтись в стороны. Настоящий художник - всегда художник. Как говорил Эдуард Мане о болезни и смерти своей любимой жены: «Боже мой! Даже когда она умирала, я смотрел какого цвета у нее лицо по отношению к фону». Это выглядит как будто бы ужасно, но это взгляд художника.

О прототипах героев

- Откуда появляются персонажи в анимации? Собираешь отовсюду понемногу. Если говорить о строгой реальности, то, например, моя дочка - это девочка из «Сказки сказок», прыгающая через веревочку.  Рыбак был списан с моего деда. В этом же эпизоде у матери, стирающей белье, есть черты моей мамы. И в то же время я наделяю персонажей чертами тех людей, которых никогда не видел... Иначе герой становится сухим, известковым и в итоге разваливается. 

Например, у моего «Волчка» - глаза, которые я совершенно случайно увидел на фотографии в доме моей подруги. Это была фотография котенка, которого, очевидно, кто-то из детей пытался утопить, к шее была привязана веревка и камень... Глядя в глаза этого котенка, я вспоминал еще и другие глаза - глаза Акакия Акакиевича.

Есть ли прототип у «Ежика в тумане»? Вообще у этого героя много прототипов, а появился он из сказки Сергея Козлова. Еще в 1974 году Сергей мне принес около полусотни сказок. Я прочитал и выбрал вот эту - чем-то она меня задела... Чтобы мультфильм получился, должно быть пересечение произошедшего в твоей жизни с тем, что происходит внутри рассказа. А если пересечения нет - браться за историю не надо. Это не твое. Получится профессиональная работа, но не более того. А нужен чувственно тонкий фильм. В «Ежике в тумане» я увидел возможность проявить то, что скапливалось во мне долгие годы - в частности, связанное с японской философией и поэзией, вообще с чувствами, с ощущением тайны или ужаса, которое ты пережил в детстве.

О сердечности

- Сейчас я продолжаю работать над «Шинелью» Гоголя. Этот анимационный фильм дается мне с большим трудом, в силу разных причин. Были большие проблемы с деньгами, но сейчас Сбербанк России профинансировал съемки (прим. авт. - работа над «Шинелью» началась в 1981 году). С каждым годом это произведение становится все более современным. К сожалению. С точки зрения сегодняшнего дня Акакий Акакиевич - вообще ничтожный человек, а на самом деле - космический персонаж. В его взгляде - и трагические глаза Пушкина с последнего портрета, и глаза человека из концлагеря, и глаза животных, которых убивают. 

Сегодня все говорят о духовном, но сначала надо вспомнить о душевном. Надо научиться делать элементарно порядочные человеческие поступки. С этим очень трудно. Зачем далеко ходить? Если люди, приезжая отдохнуть в лес, оставляют после себя помойки, о чем говорить?  Отношение к деревьям, птицам считается вне жизни - поскольку это не относится к человеческому комфорту. Но вы же понимаете, что природа живет своей жизнью, а не принадлежит отдыхающим?

Нужно быть сердечнее, внимательнее по отношению к миру - это и есть самое главное. А социальные проблемы появляются от полной невоспитанности и неспособности знать, что рядом с тобой живет живое существо. Поэтому сейчас можно купить собаку, а завтра поехать ее усыпить: поразвлекались и хватит... Сегодня надо кричать о том, что все великое искусство говорило о человеке и его способности быть сердечным. Но почему-то считается, что теперь  это вне темы. В современных фильмах стреляют, убивают и для пятилетнего ребенка понятие убийства становится нормой. Это не значит, что когда он подрастет - обязательно пойдет убивать, я говорю о способности сочувствия...

Для меня самое страшное - встреча с тупой, не рассуждающей силой. Сейчас я сталкиваюсь с этим на уровне власти, на уровне взаимоотношений. Но есть хорошие люди. Наверное, они читали нужные книги. Я все время думаю: какие книги читают эти попсовые, денежные люди? Ведь наверняка - барахло. Потому что если они будут читать настоящее, появятся сомнения в их деятельности, накоплениях - абсолютно немыслимых для одной человеческой жизни. И когда люди начнут задаваться вопросами, поймут, что деньги, вложенные в культуру, возвращаются просвещенным обществом.

Ксения Мелешко

Фото Владимира ГОНТАРА/PHL

Смотрите также: