aif.ru counter
53

Виктор Шулаков: «Сейчас бы я поставил «Целину», только мюзикл»

Знаменитый режиссер о спектаклях, любви и скрипке стоимостью в три

Виктор Александрович с улыбкой открывает дверь, благодарно принимает скромный сувенир - фигурку черепашки - и приглашает войти в квартиру, где комнаты до отказа заполнены  книгами, огромными декоративными пальмами и картинами кисти хозяина.

Под знаком зайцев

- Как вы угадали, что черепаха - мой символ?

- Случайно. Я была уверена, что ваш символ - заяц, - отшутилась я.

- Да уж (смеется). Пьеса «За двумя зайцами» преследовала меня с детства: как-то раз брат сочинил сказку про зайчиков, опубликовал в газете и подарил мне. Кто тогда знал, что спустя много лет я буду ставить спектакль «За двумя зайцами»? Сначала в Киеве в Молодом театре, где он уже 27 лет собирает полные залы, потом - в Донецке, Севастополе. Кстати, в Крыму прямо во время премьеры коллектив театра подарил мне очаровательного маленького зайчика. Когда актеры выходили на поклон, Голохвастов неожиданно снял свой белый цилиндр, а под ним на голове сидел живой зайчик. Зал ахнул, а актер объяснил, что это - подарок режиссеру. Меня приглашают уже в другой город ставить эту пьесу, но я отказываюсь. Не могу ничего нового придумать, а повторяться не привык. У меня все спектакли - разные.

- Вы и своих студентов к этому приучаете?

- Непременно! Режиссуре научить нельзя. Но можно и нужно научить самостоятельности. Ведь наш театральный институт очень консервативен. А я считаю, что не надо клонировать Шулакова или еще кого-то. У каждого должен быть свой стиль. Кстати, в свое время я благословил на режиссуру Андрея Жолдака. Он, вообще-то,  прекрасный художник. Но однажды вдруг попросил у меня книги по режиссуре и увлекся.

- А вас кто благословил стать режиссером?

- Я сам. В детстве был очарован кинематографом, не вылазил из кинотеатра. Сказал маме, что буду режиссером. На что мама, а она была учительницей, ответила: «Для этого, сынок, ты должен иметь хорошее здоровье - значит, иди и записывайся в бассейн, должен уметь рисовать - иди в художественную школу, должен играть на музыкальных инструментах - поступи еще в музшколу, а потом еще нужно окончить и актерский факультет». Я все так и сделал, и не тяп-ляп.

- Как вы все это осилили, и в армии успели послужить?

- А ведь я еще учился в институте физкультуры целый год, откуда меня призвали служить на подводную лодку аквалангистом. Учился минировать, разминировать. Сейчас уже можно об этом говорить, 25 лет обязательного молчания уже позади: когда я служил, Хрущев подарил Индонезии много кораблей, эсминцев, которые нам пришлось сопровождать до самой Индонезии.

- Вам в жизни приходилось хитрить?

- Конечно. Год прослужил и уехал в отпуск, никому не сказав. Поступил в театральный. Меня потом институт отстоял. А позднее, помню, когда уже ставил спектакли, вызывают меня как-то в горком партии и говорят: ставь «Целину» Брежнева, завтра же будешь народным. Я напустил важности и сожаления: дескать, был бы счастлив, но не потяну, не дорос. Слава Богу, отпустили с миром. Зато сейчас я бы с удовольствием поставил «Целину». Только в качестве мюзикла!

«Томочка - моя жизнь»

В комнату вошла жена Шулакова - Тамара Ильинична - и объявила перерыв на обед. Отказаться было невозможно, слишком уж ароматными были яблочные блинчики!

- Томочка вообще изумительно готовит. Особенно борщ!

- Неужели, чтобы вас покорить, достаточно кулинарного таланта?

- А у нее множество талантов. Красавица. Вкус необыкновенный. Воспитание. Но покорила она меня своим обаянием, искренностью, открытостью и эрудированностью. У нее потрясающий интеллект и память! Наизусть читает «Мцыри» и «Демона», «Евгения Онегина», «Конька-Горбунка», все и не перечислить. Она знает биографии всех поэтов и писателей. При первой встрече мы проговорили до двух ночи, я уехал домой, а в полтретьего уже позвонил ей, чтобы сделать предложение. Томочка задумалась и сказала: «Я согласна, но если тебя не примут мои, ничего не будет». Дети меня полюбили, и я их тоже. Но главный талант жены - умение терпеть и жертвовать. Она четыре раза меня с того света вытаскивала, с ложечки кормила. Когда я пережил клиническую смерть, чтобы меня выходить, Томочка продала все, и даже мою уникальную скрипку, которая стоила, как три «Мерседеса». Из 8 прооперированных выжил я один.

- Правда, что вы с Тамарой Ильиничной расписались через три месяца после знакомства?

- Да, причем по блату, в Черкассах, где я был прописан. Мы прилетели пятого утром, нас расписали, но сказали, что в документах поставят шестое число. Вечером летим в Киев, турбулент-ность страшная, а я и говорю Томе: «Если мы сейчас разобьемся, то всех озадачим: разбились раньше, чем расписались».

Хануму сыграет Недашковская

- Правда, что вы любите одиночество?

- Обожаю! Видите мой электроорган? Могу часами сидеть за ним и импровизировать. Мой друг - композитор Володя Быстряков - блестящий пианист. Мне до него, конечно, далеко, но я не хочу отставать.

- С кем еще дружите?

- Слава Богу, я не обделен друзьями. Это Юрий Рыбчинский, Александр Вратарев, Александр Злотник, Лесь Танюк и его супруга Неля Корниенко. С Раечкой Недашковской дружим. Она, кстати, нас с Томой и познакомила. Вот сейчас буду ставить спектакль «Ханума» в Театре киноактера и, естественно, сваху Хануму будет играть Рая.

- Как правило, творческие люди очень остро ощущают энергетику городов. Вы - такой?

- Конечно! Есть города, где мне не работалось, хоть плачь. Приходилось из Молдавии мотаться в Киев - писать, думать, и назад на самолете к актерам.

Оксана Денякова

Смотрите также:

aif.ua
Loading...