aif.ru counter
168

Полеты продолжаются

Режиссер армянского происхождения Роман Балаян - один из немногих, кому отечественное Министерство культуры доверяет снимать украинское кино. В июне его новый фильм «Райские птицы» представит Украину на ХХХ Московском международном...

При первом же взгляде на знаменитого режиссера невольно возникает вопрос: как 67-летнему человеку, живущему в напряженном графике работы, удается выглядеть максимум на 55?

- Роман Гургенович, неужели вы, по примеру многих современных мужчин, посещаете салоны красоты, или это -результат здорового образа жизни?

- Конечно, нет. Я ни разу в жизни не делал даже утреннюю гимнастику. Это наследство от предков - долгожителей, моей заслуги в этом нет. У меня и дети выглядят моложе, чем они есть на самом деле. Сыну 42, а все говорят - 30, дочке 34 будет, а дают 25.

- Чем дети занимаются?

- Бизнесом. Я все сделал, чтобы они не пошли в кино - на то время это было унизительно.

- А вы-то сами с детства почувствовали призвание?

- Нет. Вплоть до 10 класса был уверен, что буду киноартистом. Я был смазлив и считал, что этого достаточно. А проработав полтора года в театре, понял, что абсолютно бездарен. Но тогда мне уже понравилась профессия режиссера. Я наблюдал, как он сидит себе, командует, и подумал, что мне бы эта работа подошла. И пошло-поехало.

«От денег бы отказался»

СЕГОДНЯ в послужном списке Романа Балаяна 12 режиссерских работ, среди которых «Храни меня мой талисман», «Леди Макбет Мценского уезда», «...Первая любовь». А в этом году исполняется 26 лет фильму, благодаря которому режиссер получил заслуженную приставку «культовый». В 1983 году картину «Полеты во сне и наяву» посмотрели шесть с половиной миллионов зрителей.

- Как со времен «Полетов...» менялись ваши работы?

- Я снимаю всегда об одном и том же - мир сомневающихся людей, которых называют словом «интеллигенция». Ведь настоящий интеллигент - тот, кто не во всем уверен в этой жизни, идеалист. Прототипом Макарова, главного героя «Полетов...» был я. Это моя биография. Только не настолько, как моя жена думает, что там любовницы. Нет. Просто настроение мое было таким же.

- Что сегодня происходит в украинском кинематографе?

- Это беда нового украинского государства. Политики не понимают до конца значения кинематографа. Ведь это пропаганда новой страны, ее возможностей, ее ментальности. В это нужно вкладывать деньги. Продвижение работ художников, композиторов и писателей за рубеж требуют длительного времени - пока их переведут, пока куда-то повезут... А если кино хорошее, то его можно показать на фестивале, где весь мир увидит: «сделано в Украине» - и мы уже интегрированы. А то, что сейчас творится вокруг кинематографа - большое преступление. Я бы в течение двух лет запускал только работы молодых режиссеров, по их сценариям, без поправок. Сразу будет видно, кому нужно отойти в сторону, а кому снимать настоящее кино. Если запустить за два года 20 человек, то хотя бы трое из них окажутся классными. Конечно, это может обидеть режиссеров моего возраста -они тоже хотят снимать. Но, например, я не хотел снимать новый фильм за украинские деньги - меня уговорили. Должен был снимать за российские, мне давали 1,5 млн. долларов, а я не согласился, чем их подвел. Но я с удовольствием отказался бы от украинских средств в пользу молодых режиссеров - пусть снимают. Но им бы никто этих денег не дал.

«Я умею гипнотизировать!»

ФИЛЬМ «Райские птицы» произведен кинокомпанией «Sota Cinema Group» при финансировании Министерства культуры Украины. Одну из главных ролей исполняет Олег Янковский, автором саундтрека стали Святослав Вакарчук и группа «Океан Эльзы».

- Какая атмосфера царит у вас на площадке, какие методы приходится использовать в работе с именитыми актерами?

- У меня на площадке сплошное легкомыслие. Я играю, а не работаю. Иногда, конечно, работаю. Но именно те фильмы, в которых я играл, стали лучшими. Я очень легкий, отнюдь не диктатор и не люблю этого, но думаю, что добиваюсь своего, так как обладаю неким невредным гипнозом. Любой артист, даже если он очень известный, как Янковский, должен играть так, как нужно мне. И незаметно для него я его ломаю. Например, до «Полетов...» Олег играл романтические роли, в которых он был по-хорошему одномерным: «Тот самый Мюнхгаузен», «Обыкновенное чудо», «Влюблен по собственному желанию». А у меня он в одном фильме и плохой, и хороший... Я помню, Калягин после премьеры «Полетов...» в Москве сказал: «Спасибо вам за Олега». Мне Михалков признавался в том, что каждый крупный план гипнозит. Но артист не должен замечать этого влияния.

- А есть актеры, о которых можно сказать: их открыл Роман Балаян?

- Да. Олег Меньшиков, например. Первый раз он работал со мной, в фильме моего друга, где я режиссерил. Еще одно открытие - Машков. Он пробовался в первом фильме Анатолия Матешко «Зеленый огонь козы». Актер на роль никак не могли утвердить, и когда я приехал, Матешко попросил помочь. Указав на Машкова, я сказал: «Вот этого надо брать». Сам я этого не помню - мне Машков рассказал. Еще - Жигунов. Он у Вяче-ка Криштофовича играл, плохо себя вел, и Вячек не хотел его снимать. А я увидел Жигунова и настоял - надо с ним работать.

Думаю, когда коллеги увидят в моем новом фильме Сергея Романюка, тоже с удовольствием будут его снимать. Я даже собираюсь сказать Михалкову, если он еще не завершил свой фильм, пусть напишет эпизод для него. В свое время я написал эпизод для Михалкова в «Полетах...» -пусть ответит.

- Роман Гургенович, соотечественники не обижаются на то, что вы на родине не работаете?

- Я родился в Нагорном Карабахе. Там кино нет. А в Ереван я просился еще в начале своей биографии - не взяли. Когда приезжаю на родину, меня все время спрашивают: «Почему не снимете армянский фильм? Надо что-то сделать для Армении». А я отвечаю: «Я делаю больше, чем надо - всюду веду себя так, что люди думают, будто все армяне такие же хорошие, как Балаян».

- А в Украине у вас есть любимые уголки?

- Я очень люблю Киев, особенно улочки, которые спускаются на Кре-щатик. Я даже придумал проект - как усовершенствовать центр города. Я все это рисовал и даже показывал первой леди - Людмиле Кучме. Она очень заинтересовалась, но те, кто должен был этим заниматься, не поддержали. Больно смотреть, как мой город насильственно   видоизменяют,   строя очередные высотки.

- Роман Гургенович, как сегодня живет украинский режиссер? Гонорары достойные?

- Я не миллионер, но живу вполне достойно. Не потому, что снимаю фильмы. Просто у меня есть своя студия, на которой делают сериалы (не я).

- Есть ли у вас идея, которая давно ждет воплощения?

- Есть один проект. Уже давно хочу снять фильм по книге Макса Фриша «Назову себя Гантенбайн». Я должен был снимать его в 1989 году в Италии, с Марчелло Мастрояни. Но, к сожалению, тогда вдова писателя запросила 600 тысяч долларов. Естественно, итальянцы не согласились. Сейчас я могу перенести сюжет на нашу почву, но пока еще не дошел до этого. Будем жить, будем думать.

Беседовала Юлия ЩОРС

Аргументы и факты в Украине

Смотрите также:

aif.ua
Loading...