aif.ru counter
20

Путешественник Фёдор Конюхов. Кто лишает нас океана?

Обогнув Антарктиду в одиночном плавании, Фёдор Конюхов вписал в историю ещё один мировой рекорд под российским флагом. А потом вдруг решил продать свою яхту и путешествовать по...

О причинах столь резкой перемены знаменитый путешественник рассказал спецкору «АиФ».

«Нельзя зазнаваться!»

- Фёдор Филиппович, почему вы решили сменить яхту на верблюда? Усталость от океана?

- Скорее от самого себя. Мне скоро уже 57 лет. В океане я сделал всё, о чём мечтал, и даже больше: 4 кругосветки, 19 раз через Атлантику. А теперь и вокруг Антарктиды (кстати, Конюхов покорил также оба полюса планеты и Эверест. - Прим. авт.). Пора остановиться, иначе, боюсь, меня остановит судьба. Пойми: если ты превратился в слишком крутого профессионала - это и здорово, и очень опасно. Ты думаешь: «Мне всё по плечу!», перестаёшь замечать угрозы для жизни и допускаешь ошибки. Почти все путешественники - одиночки-профессионалы погибают трагически. А я этого не хочу. Поэтому и решил продать яхту. Жаль, но я из неё выжал всё, что мог.

Не считаю себя героем. Я… уговаривал океан, чтобы выжить. Он ведь живой. Если к нему по-человечески, без фамильярности - может, и пощадит. Нельзя зазнаваться!

Свобода или рекорды?

- У вас натура победителя. Что помогает в самых безвыходных ситуациях?

- Наверно, простое желание - вернуться. Хотя я люблю не побеждать, а просто находиться в океане. Но меня же никто не пошлёт туда просто так. Верно? А где же я тогда возьму яхту? На что её содержать? Всё стоит денег. Деньги, которые я беру у спонсоров, надо отрабатывать. Нужны рекорды. А я бы хотел просто взять и поплыть. Без всего! Плыть, рисовать, читать… И на берегу я такой же. Прежде всего - свобода. Лучше сидеть на хлебе и воде, жить в общежитии или в палатке, но зато без рабской зависимости.

 

- А что мешает побеждать другим?


- Утрата духа. Я вижу людей, которые опустили руки, и думаю: почему они не могут выложиться полностью? Ведь я же смог! После антарктической кругосветки меня с яхты почти что вынесли на руках…Тяжело далась эта гонка. Обычно после прохождения мыса Горн (крайняя южная оконечность Южной Америки. - Прим. авт.) я поворачивал в тепло, к экватору, а на сей раз - в ледяные антарктические воды. И это очень давило.

Там есть «мёртвые зоны» - места, где нет связи со спутника и совсем не ходят суда. Ты зашёл туда - и словно потерялся. Там я особенно остро ощутил, что на Земле живут миллиарды  людей, а я всё равно один. Вокруг - только мороз и бесконечная череда айсбергов… Когда после работы на палубе я ненадолго спускался в каюту, то не мог даже пошевелиться от изнеможения.

Стремление идеи

- Ваша непотопляемость уже отдаёт мистикой. Ваша яхта переворачивалась трижды. Сколько можно испытывать судьбу?

- Такие мысли всё чаще приходят в голову и мне. Один случай меня самого особенно поразил. Однажды перед гонкой друзья предупредили: «Твои паруса сшиты в известной фирме, но вместо двух швов по краю прострочен один. Кто-то схалтурил…» Надо было везти их в мастерскую, а я поленился… В шторм яхта легла на бок и паруса ушли под воду. Киль не помог. Я приготовился к худшему, но вдруг на глазах у меня некачественный шов порвался, волна стекла с парусов, и яхта поднялась! А если бы шов был двойным, как положено?!

- Почему вам дают деньги на экспедиции, а другим путешественникам - нет?

- У меня есть, как говорят, «стремление идеи». Я точно знаю, на что беру, и всегда отчитываюсь до копейки. На меня потом мои же коллеги обижаются - мол, я их обошёл. Но что мешает им самим найти мецената, а потом ставить хоть тыщу рекордов?! Я же нахожу! Плюс к тому за мои картины дают немало. Это выручает. Но если предлагают, беру и просто от людей наличными.

В Писании сказано: «Стучите, и отворят вам». Но это не значит, что дадут сразу. Я - как нищий в метро: сто человек пройдут мимо, а сто первый подаст. Мне всю жизнь открывается «сто первая дверь». И я сам подаю бродягам, когда звенит в кармане.

«Ни один царь нас не посетил!»

- Ваши конкуренты говорят: Фёдор Конюхов - человек дикий, бродяжничает без семьи и Родины…

- Моя жена и дети всегда встречают меня на берегу. И в плавании я тоже стараюсь остаться собой - главой семьи и русским не только по паспорту.

На Дальнем Востоке ко мне подошёл охотник: «Федя, передай там, в Москве, что мы тоже люди! Мы бьём пушного зверя, занимаемся промыслом. Это тоже богатство страны. Почему нас забыли?» Подходят рыбаки - те же слова. А на Чукотке мне сказали чукчи: «Мы, однако, живём в России. Но ни один  царь, правитель, президент у нас ещё не был. Хорошо, хоть прислали щедрого губернатора…» (Прим. ред.: на момент подписания этого номера «АиФ» было известно о планах Д. Медведева посетить Чукотский АО).

Я спросил: «А зачем вам приезд главы государства?» - «Ну, он хотя бы встал на краю земли - на мысе Дежнёва и объявил: «Отсюда тоже начинается Россия. Это наши владения!»

А ещё они прибавили: «В телевизоре твердят: НАТО подпирает, враг у ворот! А у нас он и так рядом. До американцев (границы с США в Беринговом проливе. - Прим. авт.) всего ничего. Разве у нас - не Россия?!»

Дошло до того, что сами иностранцы уже не считают всю Восточную Сибирь нашей. Французы, бывшие хозяева моей яхты, всё удивлялись: «Послушайте, к чему вам такое судно? Ведь в России океана нет. И океанских портов - тоже. Петербург стоит на мелком Балтийском море, Сочи - на замкнутом Чёрном…» Я начал загибать пальцы: «А как же Владивосток, Южно-Сахалинск, Петропавловск-Камчатский, бухта Провидения (порт на Чукотке. - Прим. авт.), Мурманск?!» Но они меня так и не поняли.  

Смотрите также: