aif.ru counter
502

«Черная дыра» для государства: Банкир Онистрат – о национализации «Привата»

Банкир Андрей Онистрат рассказал о национализации «ПриватБанка», последствиях и стоимости этого шага для каждого украинца

Андрей Онистрат
Андрей Онистрат © / 24smi.com

Киев, 21 декабря - АиФ-Украина.

«Рядовые вкладчики «Приватбанка» зря паникуют и совершенно зря снимают с банкомата наличные деньги. Даже в случае ликвидации «Привата», государство не только выплатит им 200 тыс. грн компенсации, которая полагается вкладчикам в случае ликвидации, но и выполнит на 100% свои обязательства. Кому в этом случае нужно беспокоится, так это крупным вкладчикам – не секрет, что в «Приватбанке» есть очень большие вклады, которые исчисляются миллионами долларов», - начинает беседу с нами Андрей ОНИСТРАТ, банкир, экс-глава банка «Национальный кредит».

ПРОДАДУТ ИЛИ СОЛЬЮТ?

- Хватит ли денег у Фонда гарантирования вкладов, чтобы разобраться даже с мелкими вкладчиками?

- Дело в том, что Фонд гарантирования гарантирует возвращение средства в случае ликвидации банка. О ликвидации «Привата» речь не идет. Наоборот, здесь будет докапитализация со стороны государства. Я так понимаю, что в 2017 г. государство планирует «влить» в банк 150 млрд грн, а это означает физический заход денег в капитал банка со стороны государства. В итоге государство будет распоряжаться 100% этого капитала.

- Зачем на самом деле понадобилось национализировать «Приват»?

- «ПриватБанк» признан не платежеспособным. Это значит, что он не может выполнять обязательства перед своими клиентами. Может быть государству этот банк не нужен. Но это самый большой банк страны – это 50% экономики и 75% избирателей. И допустить, чтобы эти избиратели потеряли свои деньги, власть не может. Поэтому это больше политическое решение, чем экономическое, потому что экономически оно не обосновано. Никакого проку государству от такого шага нет – это только растраты, которые уже раскидали на 2017, 2018 и дальнейшие года.

В 2017 г. туда внесут 150 млрд. Думаю, что в 2018-м государство внесет туда еще 50-100 млрд. Де-факто пока таких денег у государства нет, их придется где-то занимать под проценты, а затем и отдавать. Так что государственный банк такого масштаба – это своеобразная «черная дыра», которая будет высасывать огромные деньги из государства, а значит, из налогоплательщиков. В развитых странах давно существует практика: если государство выделяет какую-то сумму на такой процесс – эту сумму делят на количество налогоплательщиков. Если 150 млрд поделить условно на 40 млн украинцев – получится по 3750 грн на каждого. Так что каждый из нас участвует в национализации «ПриватБанка».

Владимир Гройсман уже заявил – он рассчитывает на помощь в капитализации «Привата» от Всемирного банка или ЕБРР или других серьезных международных организаций. Возможно, что какую-то часть расходов и возьмут на себя международные институты.

- Каким будет следующий шаг государства в таких условиях?

- Думаю, что год-полтора государство повозится с «Приватом», а затем будет принято решение о его слиянии с «Ощадбанком». На тот момент экс-министр финансов, который возглавил «Приват», Александр Шлапак, подаст в отставку, чтобы не участвовать в этом, и процесс начнется. Технически это очень тяжело, поэтому потребуется еще некоторая сумма для слияния двух банков. Государству просто не выгодно будет содержать два государственных больших банка, поэтому без слияния не обойтись.

- Но ведь у «Приватбанка» есть свои акционеры. Почему бы им не докапитализировать собственный банк?

- Потому что это огромные деньги. У акционеров таких денег просто нет. Поэтому акционеры вынуждены были обратиться к государству.

90% ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ

- Что поменяется в этом случае для рядовых вкладчиков?

- «Приват» – огромная финансовая институция, которая занимает до 50% рынка. Ясно, что страна сейчас больна, у нас кризис, качели на рынке, в том числе и информационные - и это не может не отобразиться и на этой институции. Национализация – это лучший вариант для клиентов, потому что в данном случае государство страхует вкладчиков, они же избиратели.

Но стоит понимать, что более 90% теневой экономики проходило и проходит через «Приват24». Это взятки, нелегальные доходы, нелегальные оплаты – все это осуществлялось через платежную систему. Думаю, что не сразу, но государство возьмет под контроль все эти платежи.

- Не секрет, что «Приват» - это еще и база данных. Не создаст ли это в будущем проблемы для вкладчиков?

- В краткосрочном периоде нет. А вот в перспективе – вполне возможно. Тут стоит понимать, что вся налоговая система, система расчетов между физическими лицами, частными предпринимателями, крупными корпорациями – все со временем будет оцифровано и тогда государство может заинтересовываться и операциями и данными клиентов. Пока что у нас нет нагрузки по криминальным преступлениям, хотя неуплата налогов – это преступление. Если подсчитать сейчас все зачисления на карты клиентов и классифицировать их, как доход, то спокойно можно обложить эти дебетовые начисления 18% налогом. В масштабах страны – это огромнейшая сумма.

- Что будет с деньгами, которые «Приватбанк» получил в качестве рефинансирования?

- По всем законам это означает, что государство будет должно само себе. Конечно, рефинансирование возвращаться не будет – скорее всего эти деньги просто спишут за счет налогов в 2017 г. в рамках решения проблем по «Привату» в целом.

ПАНИКА – ЭТО ДОЛЛАР ПО 30 ГРН

- Почему Игорь Коломойский решился на этот шаг?

- Для него это лучший выход из всех возможных. В свое время в «Дельта-банке» только мечтали о таком. Национализация снимает с Коломойского и его команды все обязательства перед клиентами. В этом случае отвечать перед людьми будет государство.

- Что будет с остальными бизнесами Игоря Коломойского? Не секрет, что в его активах «1+1», МАУ и другие крупные холдинги. Это тоже все перейдет государству?

- Нет, корпоративные права – есть корпоративные права. Думаю, в данном случае он уже договорился о реструктуризации кредитов, поэтому я не думаю, что эти холдинги находятся в активах «Привата». Его активы останутся ему. Естественно, в самом банке будут дезинтеграционные процессы: кто-то останется, кто-то уйдет вслед за Коломойским и Боголюбовым. Но стоит понять, что начинается новая эра, новое время. Последние 15-16 лет с начала 2000-х годов у нас была эра «ПриватБанка». Теперь она закончилась и на смену ей придет новая эра. А какая – увидим.

- В «Приватбанке» уже заявили, что сейчас вкладчики снимают до 2 млрд грн в день. К чему может привести такая паника?

- В подрыве доверия к банковской системе и росту курса доллара. Уже скоро на рынок попадет наличка из «Привата», вырастет спрос на доллары, и как следствие, курс перешагнет отметку в 30 грн за долл. А национальная валюта девальвирует. Это нормальный процесс, когда идет национализация самого большого банка страны.

- Нельзя не заметить тенденцию последних лет: раньше в Украине было 200 банков, сейчас немногим больше 100. «Дельта», «Михайловский», «Крещатик», «Надра» - это попытка навести порядок или зачистка?

- Насколько я слежу за мировыми тенденциями, могу сказать, что скоро, лет через 20, во многих странах будет всего два банка. Один государственный, второй корпоративный, где вкладчиком будет каждый гражданин страны. Такие банки будут финансировать большие проекты. Остальное просто все уйдет в интернет – на базу IT-платформ, как в случае с «Приват24». Такие платформы будут находится вне банковской системы.

- Так нивелируются деньги?

- У денег есть 5 главных функций: мера стоимости, средство обращения, средство платежа, средство накопления и мировые деньги. С развитием IT-технологий деньги уже не исполняют своих функций – таких, как средство обращения, средство платежа, средство накопления. Уже сейчас через платежную систему можно осуществить множество операций, и этот процесс, называемый прогрессом, неостановим.

Елена Гордеева