aif.ru counter
283

Психолог Наталья Бугаева: Экстрим для подростков - способ привлечь внимание

Все материалы сюжета Касается каждого

Наталья Бугаева: Экстрим у подростков - это способ привлечь к себе внимание
Наталья Бугаева: Экстрим у подростков - это способ привлечь к себе внимание © / Фейсбук

Недавно по телевидению обсуждался беспрецедентный случай: подросток с телефоном бросился в метро под рельсы поезда, снял это на видео и выложил ролик на YouTube. Ролик набрал сотни тысяч просмотров в считанные дни. Откуда у подростков такой интерес к экстремальным трюкам и такая слепая готовность ради яркого видео поставить под угрозу свою жизнь и жизнь других людей? Об этом мы говорили кандидатом психологических наук, медицинским психологом, экспертом по психологической кибербезопасности Наталией Бугаевой.

Почему молодежь выбирает такие опасные для жизни увлечения? Что-то изменилось, подростки сегодня другие или такое было и раньше, просто тяга к экстриму проявлялась иначе?

- Любители экстрима были всегда. Сейчас, благодаря интернет-технологиям, у них просто появилась возможность эти увлечения популяризировать. Выкладывать в сеть фотографии и видеоролики своих достижений, делиться собственным опытом и давать советы новичкам. Подростки, насмотревшись на их подвиги, стремятся подражать своим героям. Им хочется быть такими же крутыми, как известные руферы и зацеперы. Но трюки известных руферов и зацеперов, все-таки, результат наработанного опыта и особенностей организма. Их организм в условиях опасности функционирует несколько иначе, чем у большинства людей. К тому же следует учитывать, что ряд трюков являются постановочными, и те, кто их выполняет, чаще всего делают это со страховкой. А съёмку просто ведут с выгодного ракурса, чтобы эту страховку не было видно. Неопытные подростки, пытаясь повторить впечатлившие их трюки, могут получить серьёзные увечья или же погибнуть.
Дети не в полной мере понимают ценность жизни. Они не могут прогнозировать и просчитывать последствия собственных действий, а, тем более, правильно рассчитывать степень риска. Поэтому дети часто становятся заложниками и жертвами каких-то непредвиденных ситуаций, возникающих в процессе экстрима.

У опытных экстремалов риски, все-таки, просчитаны?

- Часто – да, но и у них бывают осечки. Например, даже опытные экстремалы не все знают, что на стабильность функционирования организма в условиях стресса влияет даже то, что они ели перед тем, как выполнять трюк. Если говорить языком науки, устойчивость к стрессовым ситуациям зависит от биохимических, физиологических и психологических особенностей организма. У людей, чья работа сопряжена с опасностью для жизни – пожарных, водолазов, спасателей, - особая эмоционально-волевая устойчивость и особая реакция организма на стресс.
Представители экстремальных профессий испытывают стрессовое состояние позже других, а преодолевают его быстрее. Проще говоря, у людей разная реакция на страх и адаптация к стрессовой ситуации тоже индивидуальная. Поэтому некоторые изначально предрасположены к экстремальным профессиям и спорту, а некоторые – нет. То же касается и экстремальных развлечений.

Что касается подростков. Не сразу же они берут телефон и бросаются под поезд. В какой момент родителям нужно обратить внимание на то, что что-то происходит не так?

Прежде всего, коснемся вопроса – откуда у подростков возникает желание рисковать жизнью?
Некоторые - хотят обратить на себя внимание. Это происходит, если они лишены любви близких, когда нет взаимопонимания в семье. Совершая экстремальные поступки, ребёнок заявляет: «Я – есть! У меня есть жизнь, я ею рискую и если я для вас ценен, проявите ко мне интерес!».
Нередко тяга к экстриму возникает у подростков, в семьях которых бытует насилие. Это притупляет у ребенка чувство самосохранения. Ребенка в такой семье могут выгнать на улицу, его могут не пускать домой. Для него размывается грань между обычной жизнью и экстримом: и дома его могут побить или даже убить, и занимаясь экстримом, тоже можно получить травму или погибнуть, в чём же тогда разница?

К экстриму порой склонны подростки, чьи родители проявляют гиперопеку. Их слова: «Этого не делай», «если ты будешь так поступать, с тобой может случиться беда, ты можешь упасть, ты можешь покалечиться, ты можешь умереть» в итоге воспринимаются ребенком, как своеобразный призыв к действию наоборот. Он начинает заниматься экстримом, чтобы доказать родителям, что он взрослый и в состоянии делать то, от чего его ограждают.

Детям и подросткам присущи склонность к риску, азарт, желание новизны, стремление испытать свою силу воли и доказать окружающим, что они чего-то стоят. Для них характерно экспериментирование с действительностью, им нравится нарушать границы дозволенного и играть во взрослые игры. А еще - юношеский максимализм и склонность к романтизации, подчинение авторитету и крайности в решении проблем. Они очень боятся быть обвинёнными в трусости и оказаться изгнанными из группы. При этом детей и подростков отличают эмоциональная нестабильность, слабый волевой контроль и, как я уже говорила ранее, у них отсутствует понимание конечности жизни. Вряд ли страх смерти остановит их от желания рисковать собственной жизнью. А вот перспектива стать инвалидом может являться сдерживающим фактором.

А геймерство как-то влияет? В игре у героя много жизней, он падает с десятого этажа и не разбивается… У ребенка может стираться грань между игровой ситуацией и жизненной?

- Гиперувлечённые геймеры практически все время – в игре. Они вряд ли будут рисковать жизнью в реальности. Тем не менее, у детей младшего подросткового возраста, увлечённых играми, может быть стерто восприятие конечности и единичности жизни. Подчас они вообще не понимают, что жизнь нельзя переиграть и полагают: если даже погибнут, потом смогут наблюдать, как за ними будут плакать и жалеть о том, что их не стало. Дети не понимают, что на самом деле дальше ничего не будет. Когда начинаешь им это объяснять, они шокированы: «Мы об этом никогда не думали. А разве там нет жизни? Разве мы не сможем вернуться?» Для взрослых подобные мысли кажутся абсурдными, но у детей нет опыта, они не философы и не психологи. Детям трудно представить, что со смертью тела они умрут как личности.

Как правильно сказать об этом ребенку?

- С детьми нужно устанавливать контакт с самого раннего возраста и осознанно нести ответственность за их безопасность. Дети впитывают информацию, как губка, поэтому важно заботиться о том, чтобы они получали правильную информацию. Причем сообщать её нужно деликатно, а не менторским тоном, как подчас любят делать родители. Важно уделять ребенку внимание, проводить вместе с ним время, быть для него другом, чтобы ребёнок не боялся поделиться своими переживаниями и опасениями, и знал, что его всегда поддержат и поймут.

Взрослые воспринимают собственную жизнь очень серьёзно, считая, что только у них могут быть настоящие проблемы. Однако дети тоже имеют собственные проблемы и воспринимают их более чем серьёзно. Понимание этих проблем, готовность поддержать, протянуть руку помощи – очень важны. Если бы это понимали все родители, думаю, не было бы многих трагических случаев.

Бывает ли поздно начинать вести такие разговоры?

- Бывает. Совсем поздно – когда человека уже нет. Практически поздно – когда ребенок получил увечья. Поздно бывает, когда со стороны родителей ребенка нет желания идти на контакт. Тогда его жизнь полностью зависит от того, насколько окружающие проявят к нему дружеское отношение и участие, смогут протянуть руку помощи и покажут ему ценность и значимость его жизни. Если ребенок понимает, что его жизнь никому не важна и ничего не стоит, ему не жалко ее терять. Существует понятие фокального суицида, когда у человека нет прямого желания умереть, но он настолько не ставит ни во что собственную жизнь, что специально рискует ею для того, чтобы в итоге эту жизнь прекратить. Но даже тогда говорить с ребёнком не поздно.

Поздно бывает, когда ребенок разочаровался и уже не хочет получать помощь, потому что никому и ни во что не верит. Более того – не видит смысла дальше продолжать ту жизнь, которой он живет. Со стороны жизнь такого ребёнка может выглядеть вполне благополучной, но ребенку она кажется ужасной. Такие дети могут не показывать своих страданий и прятать переживания. В такой ситуации ребенок может не справиться со стрессом и тогда его жизнь может закончиться трагедией. Именно поэтому я всегда говорю о том, что очень важно внимательно приглядываться к детям и подросткам, которые находятся рядом, чтобы вовремя забить тревогу, если этого не делают их  близкие.

А если ребенок из детского дома – где искать защиты и от кого ждать помощи? Ему можно рассчитывать только на доброе сердце того, кто находится рядом. Я призываю всех не быть безразличными и помнить – если погибает человек, с ним погибает целая Вселенная. Иногда обычный разговор может изменить судьбу человека, а порой, спасти ему жизнь.

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine