aif.ru counter
Галина ГИРАК 55

У сирот пытаются отобрать даже бараки

Все материалы сюжета Права человека

Почему выпускникам интернатов приходится воевать за собственное

Только 13% украинских сирот – выпускников интернатов – имеют собственное жилье. Но и они часто теряют собственные квадратные метры из-за равнодушных чиновников и аферистов, которые не останавливаются ни перед чем.

Начало взрослой жизни превращает таких юношей и девушек в бомжей и даже в преступников. Несколько историй, рассказанных АиФ вчерашними выпускниками интернатов, – наглядный пример того, с каким трудом достается сиротам даже свое собственное жилье.

Заветный барак

Виктории 21 год. До интерната у нее была мать-алкоголичка и старая бабушка. Они жили втроем в заводском бараке на окраине одного из райцентров Хмельницкой обл. Потом мать Вики лишили родительских прав, а девочку с первого класса отправили в интернат. Так у нее навсегда разошлись пути с двумя самыми родными людьми.

Что происходит с украинскими сиротами после усыновления >>

Правда, эта связь была не очень-то прочной. Пока девочка училась, ни бабушка, ни тем более мать ее не навещали. А к тому времени как получила аттестат, обе родственницы уже скончались. Получив специальность повара, Вика хотела вернуться в родной дом, пусть и неказистый, зато свой.

Но когда наведалась туда, то узнала, что ее родной барак, который стал временным пристанищем для бездомных и разных сомнительных компаний, в ужасном состоянии. Но главное, что выяснила Вика: документов, подтверждающих то, что она владелица дома, нет.

Пока девушка думала, как ей вернуть право собственности, она познакомилась с симпатичным парнем, закрутился роман. Потом любимый исчез, а Вика узнала, что она беременна. Без крыши над головой и средств к существованию она стала искать хоть какое-нибудь пристанище для себя и своего будущего ребенка. Знакомые подсказали, что таким, как она, можно временно, до полутора лет, пожить в Центре матери и ребенка, расположенном в пос. Черный Остров Хмельницкой обл. Туда Виктория и поехала. Сейчас она живет там со своим восьмимесячным сыном Максимом.

«Наша задача не только предоставить таким, как Вика, мамам крышу над головой и помочь ухаживать за ребенком, но и позаботиться о том, где они будут жить по истечении полутора лет, – говорит директор Центра Алла Шеремет. – Сейчас мы вместе с Викой решаем ее жилищный вопрос. Для этого подключили местного городского голову, который занимается возобновлением права собственности девушки на ее жилье. Потом в ее бараке сделаем ремонт и продадим его. А на вырученные деньги планируем купить Вике и ее малышу недорогой домик в каком-нибудь селе».

Неожиданно счастливо решился еще один важный для Вики вопрос – работницы центра разыскали отца ее ребенка, и тот даже обрадовался тому, что у него есть сын. Он намерен жениться на Виктории и жить вместе с ней.

А вот как устроится дальнейшая жизнь Викиной ровесницы Марины, которая тоже со своим ребенком живет в этом центре, пока неясно. У нее есть право собственности на часть дома, но она в ней не хочет жить. Ведь в соседней комнате живет ее мать, которую в свое время лишили родительских прав на Марину, со своим сожителем.

...Почему в «незалежной» Украине больше сирот, чем это было после войны? >>

У горе-родительницы – рак, но, несмотря на это, она, как и прежде, сильно злоупотребляет алкоголем. Так что спокойной жизни не будет. В подобной ситуации, когда жилье вроде бы и есть, но жить в нем невозможно, оказываются многие выпускники интернатов.

Семилетняя тяжба

18-летняя Аня учится на первом курсе Донецкого строительного колледжа, и пока что живет в общежитии. Но скоро она наконец-то сможет перебраться в свою собственную квартиру в Донецке, которая досталась ей в результате семилетней судебной тяжбы.

В этой двухкомнатной квартире Аня родилась, здесь прошло ее детство. Но когда девочка училась в третьем классе, ее отец умер у нее на глазах от очередного приступа эпилепсии.

«Я видела, как раньше, когда у папы бывали такие приступы, мама засовывала ему в рот ложку, и сама попыталась так сделать, – вспоминает Аня. – Но, видно, я что-то сделала неправильно, и спасти папу не смогла. Было около пяти часов утра. На улице – трескучие морозы. И когда я поняла, что папа, наверное, умер, то побежала искать маму. Она была у своих друзей, живших за несколько кварталов от нас. Я колотила кулаками в дверь, но пьяная компания не хотела мне открывать».

После похорон отца Анину мать лишили родительских прав, а саму ее отправили в Марьинский интернат.

В Донецкой квартире, раньше принадлежавшей родителям Аниного отца, жила мать девочки. Правда, прав на это жилье женщина не имела, оно в равных долях по завещанию принадлежало Ане и ее дяде, живущему в России. Но каким-то хитроумным образом женщина-алкоголичка вдруг смогла обменять эту квартиру на сомнительное жилье без окон в глухом селе. И Аниным жильем с помощью поддельных документов завладели совершенно посторонние люди.

На защиту прав сироты встала донецкая организация Детского фонда Украины (бывший детский фонд СССР им. Ленина, основанный в 1988 году и возглавляемый тогда Р. Горбачевой).

Алло, мы ищем родителей! В Украине 100 тысяч детей-сирот >>

«Мы с нашим юристом все семь лет, пока шел суд, ездили на его заседания, как на работу, – говорит региональный руководитель Фонда Анна Моргун. – Но все же сумели отстоять девочке квартиру».

Пока Аня училась в интернате, ее мать, которая в последнее время жила на улице с бомжами, умерла. А дядя, который живет в России, пообещал приехать и оформить дарственную своей части дома на Аню.

Мнение

Юрий Павленко, уполномоченный президента Украины по правам ребенка:

«Чиновники рапортуют, что из 92 тыс. украинских детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, 60% имеют собственное жилье. Но они упускают тот «нюанс», что почти 50 тыс. таких детей квадратные метры принадлежат не как совладельцам, а лишь на правах общего пользования. А значит, при достижении 18 лет такой ребенок, не проживающий в этой квартире или доме, поскольку где-то учится, автоматически теряет все права на него.

На самом деле только 13% детей из этой категории действительно имеют собственное жилье. Но нередки случаи, когда даже такие квадратные метры у сирот пытаются отобрать.

По закону, местные органы власти того населенного пункта, где родился ребенок-сирота или лишенный родительской опеки, обязаны обеспечить ему крышу над головой. Но местные бюджеты слишком скудны, чтобы взять на себя такие издержки. Да и у многих таких детей еще в раннем детстве обрываются связи со своей малой родиной, и после достижения совершеннолетия им просто неудобно ехать в когда-то родной город или село и там требовать, чтобы решили их жилищный вопрос.

Эти моменты необходимо учесть на законодательном уровне. В прошлом году на проблему таких детей обратил внимание глава государства и дал поручение разработать программу по обеспечению их жильем. И уже хоть небольшие, но положительные результаты есть.

В разных регионах Украины открыли 19 социальных общежитий для детей-сирот и лишенных родительской опеки. А в 2012 г. 477 чел. из этой категории получили собственное жилье. Это ровно столько, сколько квартир дали таким детям за пять предыдущих лет».

Смотрите также: