aif.ru counter
512

Чужие дети: тернистый путь домой

Почему за 10 лет в Украине усыновлять сирот стали вдвое меньше

Валерий Христофоров / АиФ

30 сентября в Украине празднуют День усыновления. Его начали отмечать при президенте Викторе Ющенко, который сам активно пропагандировал эту идею. Тогда усыновление в Украине было на пике: в 2005 году иностранцы усыновили максимальное количество украинских сирот – 2 156, а наши сограждане больше всего усыновили в 2009 году – 2 381 ребенка. Потом постепенно пошел спад. И в последние три года украинцы усыновляют на уровне 1,5 тысяч детей, а иностранцы – в пределах 350-ти. Почему у наших сирот путь домой стал настолько сложным?

ШАНС ДЛЯ ОСОБЕННЫХ

Сегодня в нашей стране в очереди на усыновление стоят 1824 кандидата. Малышей до 1 года хотят усыновить 212 человек, до 3 лет − 633, до 5 лет − 588, до 10 лет − 347 и от 10 до 18 лет − всего лишь 59 кандидата. При этом из 18 тысяч детей, получивших право быть усыновленными, половине – от 10 до 18 лет, и только 450 – в возрасте до 3 лет. В общем, желания и возможности не совпадают. Причем, украинцы хотят взять в свою семью абсолютно здоровых детей, а сирот с серьезными диагнозами усыновляют, как правило, иностранцы.

усыновление
усыновление Фото: АиФ в Украине

«Больше всего детей из Украины усыновляют граждане США, Италии, Аргентины, Франции и Канады, - говорит замдиректора Департамента защиты прав детей и усыновления Министерства социальной политики Владимир ВОВК. - К слову, согласно 283 статье Семейного кодекса Украины, ребенок может быть усыновлен иностранцем, если он находится не менее одного года на учете по усыновлению, если нет кандидатов-усыновителей среди украинских граждан и если он достиг пяти лет».

Граждане других стран – реальный шанс обрести семью для больного ребенка-сироты. Но с каждым годом он становится все менее достижимым. Поскольку Украина не присоединяется к Гаагской конвенции о защите прав детей и международном сотрудничестве в сфере усыновления, во многих странах начали запрещать усыновлять наших детей. Ведь присоединение к этому проекту делает процедуру более прозрачной, дает больше возможностей отслеживать дальнейшую судьбу усыновленных детей и, что очень важно, убирает «серые зоны», в которых могут быть задействованы коррупционные схемы. Однако депутаты Верховной Рады в этом году уже седьмой раз провалили голосование за присоединение к этой конвенции. Многие парламентарии ссылаются на то, что принятие соответствующего законопроекта обернется тем, что наших детей начнут усыновлять однополые пары из-за рубежа. Хотя на самом деле подобные вопросы регулируются внутренним законодательством страны, отдающей своих детей на международное усыновление.

«ХОЧУ БРАТА»

Если дети со сложными диагнозами и попадают в украинские семьи – то только в виде исключения. Таким исключением стал два года назад особенный ребенок, двухлетний Серафим. 

«Я работаю в фонде помощи больным детям, - рассказывает мама мальчика Александра ТЕЛЯТНИКОВА. – Сима был подопечным нашего фонда. От него отказались сразу после рождения. Причина неизвестна, но, возможно, - из-за его инвалидности. У него тяжелое заболевание – «спина бифидо» или расщепление позвоночника. С первых дней вопрос стоял о спасении его жизни, нужна была сложная операция в нейрохирургии. Представители нашего фонда в это время были с ним рядом. После лечения, месяца через 2-3, мальчика направили в детский дом в одну из областей Украины. Я постоянно ездила к нему, возила его на реабилитацию – и сильно привязалась. Даже самые маленькие детки чувствуют, что их бросили. Есть такие, которые из-за этого просто перестают бороться и интересоваться всем, что происходит вокруг. Это страшно, когда малыш просто уставится в одну точку – и смотрит, абсолютно без эмоций. Серафим не такой. Он боец, и цеплялся за жизнь, как мог. А когда ему было примерно полгода, и я в очередной раз приехала, чтобы везти на процедуры по реабилитации, он так посмотрел на меня и улыбнулся, что я поняла: он меня узнал, хоть со мной для него ничего приятного не было связано – уколы, изнурительные процедуры… Но он меня узнал и улыбнулся! И я, несмотря на то, что чисто профессионально обычно стараюсь держать психологическую дистанцию, поскольку иначе не сможешь работать, - поняла, что попала… Он разбил мое сердце, и постепенно начали закрадываться мысли об усыновлении».

усыновление
усыновление Фото: АиФ в Украине

По словам Александры, фонд, в котором она работает, помогает не только в лечении, но и в усыновлении больных деток и активном поиске будущих родителей за границей. За год в среднем от трех до восьми деток удается пристроить в семьи иностранцев. Серафиму тоже планировали в будущем найти родителей за рубежом. Но временно, когда ему исполнился год, одна из семей волонтеров фонда взяла мальчика под свою опеку. Александра же продолжала курировать его лечение и реабилитацию, время от времени забирая его пожить в свой дом. К мальчику привязалась вся ее семья, в том числе и все трое детей - сыновья 16-летний Женя, 13-летний Илья и 6-летний Андрюша. Женщина говорит, что самое сложное в усыновлении – эмоциональная сторона, надо чтобы ребенка приняли как родного все члены семьи. Когда Телятниковы начали обсуждать вопрос об усыновлении Серафима, каждый из детей был рад этому и принял это близко к сердцу. Даже самый маленький, Андрюша, когда пришло время всем членам семьи писать заявления в соцслужбу о том, что не против усыновления мальчика, печатными буквами вывел на бумаге: «Хочу брата», хотя от него в силу возраста это не требовалось.

Прошло два года с тех пор, как Серафим стал частью семьи Телятниковых. Он хорошо развивается, но ходит, правда, только со специальным приспособлением. И сможет ли вообще когда-нибудь ходить – неизвестно. Но родители ради этого делают все, что в их силах.

«Это наш мальчик, наш, - говорит Александра. – У меня, кроме него, три сына. Все они разные. Я раньше думала, что о мальчишках знаю все. Но Сима умудрился удивить. Оказывается, он очень любит готовить, а его любимая игра - детская кухня. Он из пластилина лепит котлеты, пироги и торты, все жарит и печет. А когда я что-то готовлю, он всегда рядышком сидит и пытается помогать – может натереть на терке сыр, смешать салаты. Есть у него и чисто мальчишеское увлечение - очень любит машины. Часто воображает, как будет везти нас всех куда-то в автомобиле».

Серафиму сейчас 4 года, но он уже знает, что его усыновили. Телятниковы решили правду ни от кого не скрывать. А когда мальчик вырастет и захочет найти своих биологических родителей, то, по словам Александры, она не будет возражать. И, может быть, ему в этом поможет. А пока у этой большой дружной семьи заботы другие. Сима, например, скоро пойдет в детский сад. Есть повод поволноваться, все-таки новая обстановка, много других детей. Но у мальчика наверняка все будет хорошо. Ведь он не сдается, и все у него получится.

СУД ДА ДЕЛО

Многие говорят о том, что усыновить ребенка у нас очень сложно – процесс сильно забюрократизирован. С точки зрения А. Телятниковой, в некоторых моментах этот процесс действительно пробуксовывает.

«Не раз слышала нарекания на то, что очень туго дело с оформлением документов, - говорит она. - Как ни странно, но мы все документы оформили быстро, примерно месяца за полтора. Причем, мы не спешили. Если бы надо было ускорить дело, было бы еще быстрее. После нашего заявления в соцслужбу оперативно пришла комиссия, которая проинспектировала наши условия жизни. Потом мы стали собирать «бумаги». Правда, среди необходимого набора документов есть, на мой взгляд, и совершенно ненужные – например, справки из разных диспансеров о том, что мы не состоим у них на учете. Но ведь справка ни о чем не говорит. А реального состояния здоровья подтверждать не нужно».

Слабым звеном, по мнению женщины, оказался и суд, через который проходят все дети перед усыновлением. На основании решения этого суда потом ребенку меняют фамилию и выписывают все документы, в том числе и свидетельство о рождении. Оказывается, в нашем судопроизводстве дела по усыновлению не считаются приоритетными. А поскольку сейчас все суды завалены работой, то ждать своей очереди можно долго. У Телятниковых судебная тяжба растянулась на 4 месяца: сначала ждали своей очереди, потом заседания несколько раз срывались из-за того, что не являлась одна из общественных заседателей – пришлось разыскать ее и самим везти в суд.

ЗОНЫ РИСКА

Часто можно услышать о том, что в нашей стране рука об руку с усыновлением идет коррупция. Так ли это?

«При усыновлении Симы мы никому ни копейки не платили, - говорит А. Телятникова. – Может, нам где-то и намекали на это, притормаживая процесс, но прямо никто ничего не просил. Но, могу предположить, что коррупционные схемы могут быть задействованы на уровне поиска ребенка. Ведь большинство будущих родителей хотят получить маленьких и здоровых деток. А таких мало. Детей-отказников в роддомах бывает около 300-400 в год. Поэтому за такими малышами очень большая очередь. Не исключено, что кто-то готов заплатить за то, чтобы продвинуться в очереди, кто-то – чтобы нашли ребенка поздоровее».

Даже некоторые статистические данные наводят на мысль о том, что свой интерес в процессе усыновления могут иметь не только те службы, которые напрямую с ним связаны.

«За последние годы у нас произошло удивительное уменьшение количества отказов в роддомах, - говорит уполномоченный президента по правам ребенка Николай КУЛЕБА. – Если в 2004 их было 1549, то в прошлом году – всего 352. Безусловно, в Украине уменьшилась рождаемость, но не в пять раз. Говорить об улучшении экономической ситуации, благодаря которой мамы стали меньше оставлять своих детей, мы не приходится. Потому, скорее всего, мы имеем дело с коррупционными схемами, по которым сотни детей-отказников могут попадать в семьи. Это криминал. Но раскрыть такие схемы очень сложно».

Еще одной зоной риска многие называют суды, в которых зависают дела по усыновлению. Но, может быть, это происходит не потому, что это кому-то выгодно, а – наоборот, из-за того, что дела по усыновлению не считают приоритетными.

Иногда усыновители, не соизмерив собственные силы, возвращают детей обратно. Это называется разусыновлением. Оно составляет небольшую долю от усыновлений, но оно есть. Может быть это результат того, что кандидатов в усыновители недостаточно тестируют перед тем, как они становятся родителями?

«Дело не в этом, - говорит А. Телятникова. - Это явление не массовое, и бывает во всех странах, где усыновляют деток. Просто не все знают, что усыновление по эмоциональной нагрузке в разы сложнее чем рождение своего ребенка. Усыновленный ребенок приходит, как правило, с серьезной внутренней травмой. Он уже пережил много горя – его бросили, от него отказались, а бывает, что его отнимают от горе-родителей, которых лишили на него прав. Это травма. Для него все люди чужие, а он – один-единственный в этом мире».

Процесс адаптации усыновленного ребенка в семье длится, по словам Александры, от нескольких месяцев до нескольких лет. Чтобы сгладить все острые углы, новых родителей должны сопровождать психологи. Им очень нужна квалифицированная помощь. Но это должна быть не комиссия из пяти «тетенек», которая навестит семью согласно своему плану, а хороший психолог, связь с которым возможна в любое время, чтобы при необходимости можно было получить совет или хотя бы «поплакаться в жилетку».

«Знаю одну семью, усыновившую ребенка, мама в которой от бессилия и безысходности иногда закрывалась в ванной и рыдала, - говорит женщина. - Ведь эти дети приходят со своим жизненным багажом. Те, что повзрослее, могут воровать, обманывать, убегать из дому, разговаривать с матами. Но терпение и любовь творят чудеса. И весь этот негатив со временем уходит. Думаю, что у нас в институте усыновления обязательно появится еще одна эффективная структура – сопровождение семей, усыновляющих детей. Она необходима».

КСТАТИ

Абсолютно неконтролируемая ситуация сейчас с сиротами и детьми, лишенными родительской опеки, сложилась на Донбассе. Этот регион и в мирное время был депрессивным, в нем было много неблагополучных семей. Поэтому там находилось до 15 % всех воспитанников интернатов и детдомов Украины. Сейчас же там сирот стало намного больше. Кто и куда увозит с неподконтрольной Украине территории таких детей, и где они потом оказываются – пока вопрос риторический.

В ТЕМУ

ИЗ ЖИЗНИ ПОДКИДЫШЕЙ

Недавно страну потрясла история новорожденного малыша, которого 14 сентября в картонной коробке подбросили в Первомайскую больницу в Николаевской обл. Мальчик, которого персонал медучреждения назвал Богданчиком, был в ужасных ссадинах и кровоподтеках. Сначала возникло предположение, что его сильно кто-то избил. Но потом установили, что страшные следы на его теле – результат заражения крови, которое он получил при рождении. Предполагают, что роды проходили дома в антисанитарных условиях. Медики неделю боролись за жизнь крошки, но, к сожалению, 22 сентября малыш умер.

А 21 сентября в Ровно возле перинатального центра был обнаружен еще один новорожденный мальчик в корзине. Рядом с малышом были памперсы, влажные салфетки и записка от матери с просьбой приютить ребенка на какое-то время в медучреждении в связи с тем, что у нее финансовые трудности. Когда на место прибыла полиция, явилась и горе-мать, сердце которой все-таки не выдержало, и она вернулась посмотреть, забрал ли кто-то ее ребенка.

Подобный случай был месяц назад и в столице: возле мусорных баков был найден еще один новорожденный мальчик – мертвый. А вскоре, в одном из нежилых помещений, расположенных неподалеку, нашли и его мать – 32-летнюю жительницу Сумской обл. Женщина была в нетрезвом виде и объяснила, что малыш умер сам. И она, положив его в сумку, отнесла к контейнерам с отходами.

Сколько в Украине за год рождается таких ненужных и нелюбимых детей, - статистика умалчивает. Почему же это происходит? И государство, и общество закрывают на это глаза и стараются не замечать. И только очередной подкидыш напоминает всем, что проблема существует. Но не решается.

Кто и кого может усыновить                                                                                           (согласно нормам Семейного кодекса)

Усыновленным может быть ребенок в возрасте от 2 месяцев, который является сиротой, лишен родительской опеки или если его биологические родители дали на это согласие.

Усыновителями могут стать семейные пары; один из супругов, если второй не возражает против усыновления; лица, проживающие в гражданском браке и одинокие люди (за исключением иностранцев, желающих усыновить ребенка в Украине – они должны официально состоять в браке).

Возраст усыновителя – не моложе 21 года, за исключением случаев, когда усыновитель - родственник ребенка. Разница в возрасте между усыновителем и ребенком должна быть не меньше 15 лет. При усыновлении совершеннолетнего ребенка - не меньше 18 лет.

Приоритетное право на усыновление ребенка имеют граждане Украины; семьи, в которых уже воспитывается ребенок; муж матери или жена отца ребенка; гражданин, усыновляющий нескольких детей, которые являются братьями и сестрами; родственники ребенка.

Усыновить ребенка не могут: люди, признанные недееспособными; лишенные родительских прав; те, кто уже был усыновителем (опекунами, попечителями) другого ребенка, но усыновление было отменено или признано недействительным по их вине; люди, которые стоят на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансере, злоупотребляют спиртными напитками или наркотиками,  не имеют постоянного места проживания и постоянного заработка или другого дохода; те, кто был осужден за преступления против жизни и здоровья, воли, чести и неприкосновенности; те, кто состоит в браке с человеком, которому запрещено быть усыновителем; граждане, которые имеют интересы, противоречащие интересам ребенка.

Алина ВЕТРОВА, Ирина ВАНДА,

Александр БУДОВОЙ