96

Как выжить луганскому сердцу?

В Украине порядка 1000 детей ожидают своего шанса - получить новое сердце и жить дальше. Многие не дотягивают до момента своего спасения - у одних денег нет, другие не дожидаются донорского сердца

В Украине порядка 1000 детей ожидают своего шанса - получить новое сердце и жить дальше. Многие не дотягивают до момента своего спасения - у одних денег нет, другие не дожидаются донорского сердца. Олеся Цимбалист - одна из этой "полунебесной" тысячи, ежедневно пребывая одной ногой на земле, а другой - "на том" свете.

1000 душ до спасения

Уделить внимание именно этой истории подтолкнуло то, что на сердце 12-летней девочки выпало не только многолетние скитания по больницам Украины, но и страшные годы войны на родной земле. Олеся Цимбалист и ее мама Татьяна - жительницы Старобельска на Луганщине.

"Вокруг города стоят посты, везде люди с автоматами. Но хоть и война, город все равно расширяется. Многие переехали к нам из  Луганска. Пока у нас тихо, но трагические случаи есть. Люди порой подрываются на минах. Все переживают. Не знают, что будет завтра. В целом это можно описать словами - "ждем продолжения". А у нас еще и эта ситуация с Олесей. Мы хотели жилье продать ради лечения, но там ничего не продается. Разве что за бесценок. Но это нас не спасет", - делится переживаниями мама Олеси - Татьяна.

Женщине уже за 50-т и она, как одинокая мать, отчаянно борется за жизнь своей юной красавицы. Самое страшное то, что очередь к спасению огромная - 3000 человек, из которых около тысячи - дети. Впрочем, это не единственная проблема. Большинство "искателей" нового сердца, даже дотянув до своей очереди, не могут финансово позволить себе операцию по пересадке. Потому что стоит она ни много ни мало - 200 000 долларов. Половина суммы идет на медикаменты, проживание в чужой стране (в Украине пересадку сердца не делают, поскольку до сих пор не принято законодательство о трансплантации человеческих органов) и на реабилитационные процедуры. Саму операцию оплачивает государство, но, по словам Татьяны Цимбалист, денег на это в бюджете нет. Так, по крайней мере, ей обрисовали перспективу в Министерстве здравоохранения. Поэтому единственная надежда на неравнодушных людей, которые уже отзываются и перечисляют по 100-200 гривен каждый день. Не много, но по крайней мере есть на что жить в отделениях Национального Института сердечнососудистой хирургии им.М.М.АМОСОВА. Поскольку в Киев Татьяна с дочкой приехали с почти пустыми карманами. А платить за проживание в палате - 200 гривен в сутки, плюс немалые расходы на медикаменты, без которых девочке не выжить.

Обидно то, что ребенка, пережившего в свои 12-ть настоящую войну, стрельбу под окнами дома, наплыв вооруженных людей в родном городе, постоянную неопределенность с миром и боевыми действиями - в Киеве встретили холодно и рутинно. Несмотря на все разговоры чиновников о том, что люди "оттуда" должны получать при необходимости дополнительную помощь государства, на практике этого нет.

"В Киеве мы не почувствовали никакого особого отношения к нам из-за того, что мы с Востока. Нас конечно приняли. Была сложная ситуация, выброс крови, первая клиническая смерть, через два дня - вторая. Но когда я в Минздраве сказала, что мы с линии разграничения, из зоны АТО, нам ответили - что это никакого отношения к нашей проблеме не имеет. Никаких преимуществ. Везде глухая стена. Единственная надежда - на неравнодушных людей", - рассказала Татьяна.

Девочке поставили страшный диагноз - кардиомиопатия. Это поражение сердечной мышцы, у которого фактически необратимые последствия. Поэтому единственное спасение - пересадка. По словам мамы Олеси, болезнь стала следствием другого недуга. Еще 4 года назад девочка перенесла инфекционное заболевание - была высокая температура, общая слабость, "мешки" под глазами. А уже в прошлом году Олеся резко слегла летом с симптомами отравления, от которого ее ошибочно лечили. В конце концов дальнейшая глубокая диагностика выявила именно кардиомиопатию. Врачи предполагают, что болезнь - последствие осложнения инфекции.

"В Институте Амосова говорят только о пересадке. А пока, чтобы дотянуть до операции, нам посоветовали установить мобильный дефибриллятор - прибор, который всегда с больным человеком. Он запустит сердце, если оно вдруг остановится. С ним по крайней мере можно ездить на большие расстояния. Но это опять же 8000 долларов - недостижимая для нас сумма", - сетует мама. Из ее рассказа становится понятно, что перспектива пересадки сердца для Олеси есть только в Беларуси или Индии - с этими государствами Минздрав Украины подписало соглашения. Касательно Индии Татьяна сомневается - 10-часовой перелет, необычный и очень жаркий климат, другое питание и т.п. Все это излишний риск для ослабленного организма. Плюс стоимость проживания и лечения заметно выше. Поэтому ориентируются на Беларусь, если, конечно, удастся собрать спасительную сумму.

Движение с препятствиями - к жизни

Людям, которые нуждаются в новом сердце, в Украине нет спасения от бюрократии. Только на то, чтобы оформить надлежащим образом документы, которые позволят получить направление на операцию за границу, нужно три месяца. За это время многие просто умирают. Олеся вспоминает, как рядом с ней в реанимации лежал 7 летний мальчик. Родители-киевляне, имея лучшие связи и финансовые возможности, так и не смогли ничего сделать. Ожидая своего выезда за границу, малыш умер.

"У меня кровь слишком густая стала. Нельзя много пить - не более 500 граммов жидкости в день. Это, и воду учитывая, и фрукты, и остальную жидкую пищу", - признается Олеся. Ее мама вспоминает, как после приезда в Киев, дочери поставили капельницу, от чего у девочки дважды останавливалось сердце. Не могло справиться с таким количеством жидкости.
"Ее ставили капельницу. И я ей чай давала в поезде. Это привело к тому, что ее дважды вытаскивали с того света. Сейчас мы каждый день проживаем, как последний. Потому что остановка сердца может произойти в любой момент", - вздыхает мама. С ее слов становится понятно, что женщина на государство почти не надеется. Говорит - уповает лишь на Бога и людей. В конце концов за месяц пребывания в столице удалось собрать 1,5 тысячи долларов. Конечно, на операцию не хватит, но и на улицу не выбросят. Ведь даже представить страшно, что будет с человеком в состоянии полного безденежья.

"Мои единомышленники нас спасают и моя сестра. Она расклеивает афиши, создала страницу" Поможем Олесе Цимбалист Жить "в Фейсбуке, в Одноклассниках и в сети Вконтакте, в чем я совсем не разбираюсь. Если бы не они, мы бы даже не смогли быть в Киеве. Я даже больничные не имею права оформить за то, что нахожусь с ребенком. Потому что это у нас предоставляется только матерям с детьми до 5 лет. Такое законодательство. А я по профессии преподаватель-художник, преподаю изобразительное искусство в Старобельске. Какая зарплата у педагогов - излишне напоминать. Я могу только на месяц взять отпуск за свой счет. А дальше? А дальше я не знаю, что будет, и как со мной поступят ", - говорит Татьяна. На удивление мама Олеси старается постоянно держать улыбку. Понятно, что эмоционально возвышенно женщина держится ради своей дочери, для которой слезы и тоска матери была бы невыносимым бременем на и без того слабое сердце.

На пенсии в 12-ть

Сейчас мама Олеси изо всех сил пытается добиться ускорения оформления документов, чтобы по крайней мере получить возможность открыть расчетный счет, на который можно уже просить помощь у благотворительных организаций и юридических лиц. Пока же желающие помочь переводят средства на банковскую карточку Татьяны, реквизиты которой размещены на страницах соцсетей.

"Я даже не ожидала. Столько людей откликнулось. Собрали 41 000 гривен. Это пока капля в море, но слава Богу, что эти средства есть. Нам надо еще собрать значительно больше. Лекарства и питание - все за свой счет. На медикаменты идет больше тысячи гривен в месяц. Это вся Олесина пенсия по инвалидности. Еще месяц мы здесь продержимся. Дальше - не знаю. В Старобельск возвращаться боюсь. Долгая дорога. Да и врачи там, в случае чего, не знают, что делать. Поэтому до пересадки хочу остаться в Киеве. Сейчас буду искать какое-то койко-место, общежитие, чтобы по минимуму тратиться на жилье ", - делится планами Татьяна.

Олеся немногословна. Как оказалось - ей и разговаривать очень трудно. Все, что любят дети - бегать, говорить, смеяться, есть вкусности вволю, радоваться жизни - все это для юной красавицы пока не под силу. Спрашиваю - понравился ли ей Киев? Говорит, что очень понравился, но больное сердце лучше рассмотреть столицы не позволяет. Была в зоопарке, отведала киевского хлеба, побывала в некоторых торговых центрах. Мама говорит, дочь очень любит животных, мечтает о йоркширском терьере. А еще хочет наесться теми "резиновыми" жвачными конфетами, которые часто продают на раскладках крупных супермаркетов. Однако, и их девочке врачи позволяют в очень и очень ограниченных количествах.

"Море понравилось. Такое большое, синее. В Бердянске была еще маленькой. А в прошлом году в Затоке под Одессой. Благотворительные организации возили детей-инвалидов. Скучаю по дому. Там подруга ждет", - мечтательно и тихо рассказывает Олеся. Девочка приветливо улыбается, не смотря на то, что каждую минуту пребывает в объятиях смерти. Созерцая эту прекрасную юную улыбку, хочется хоть что-то сделать, чтобы она не угасла. Но, понимая свое бессилие, полагаешься полностью на Всевышнего и надежду, которую Он оставил нам до последнего вздоха. В конце концов, есть же люди и немало их, которые успешно прошли это испытание и приняли к себе в грудь чужое сердце, а оно служило им многие годы. Пусть повезет и Олесе, которая обязательно должна жить и дарить всем нам свою прекрасную детскую улыбку.

Смотрите также:

aif.ua
Loading...