Евгения СУПРЫЧЕВА 691

Какие сюрпризы ждут на передовой новобранцев «пятой волны»?

Коллиматоры и тепловизоры ушли на гражданку вслед за демобилизовавшимися солдатами. И это не единственная проблема, с которой столкнутся бойцы грядущей пятой волны мобилизации. Есть две не менее важные - коррупция и водка

Демобилизованный боец
Демобилизованный боец © / УНИАН

Воевать вслепую

За год войны волонтеры добились многого – они украинских бойцов собрали, одели, обули. Но массовая демобилизация, которая прошла в марте, фактически «обнулила» их достижения. В частности, выяснилось, что солдаты, уезжая с передовой, прихватывают с собой бронежилеты, коллиматоры, приборы ночного видения.

– Это все дорогая оптика – ее до сих пор нет на складах Минобороны. Мы же ее закупали и везли на передовую в авральном режиме.  Без такой оптики боец – не боец, скорее, слепой котенок на передовой, – говорит Виталий Паныч, киевский волонтер. – Это все понимают. И потому мы были уверены, что бойцы будут передавать все эти вещи «по наследству».

Но не случилось. Массовая демобилизация буквально опустошила «элитные запасы» боевых подразделений. Волонтеры поначалу не поняли, что произошло. Из подшефных бригад посыпались звонки: «Новичкам нечем воевать! Просим повторить заказ!» – «Как это, «повторить»? Ведь по вашей бригаде вопрос закрыт…»

– Когда стали разбираться, поняли, что некоторые бойцы очень падки на трофеи. Так в зоне АТО работает «Новая почта», допустим, в том же Артемовске. Солдаты отправляли бандеролями мебель, какие–то холодильники. И таким же образом «ушли» подаренные нами генераторы, коллиматоры, – говорит Богдан Бондаренко, винницкий волонтер. – Откуда такая уверенность? Потому что в Сети появляются объявления о продаже этой спецтехники (коллиматор стоит 3–4 тысячи долларов). Большинство волонтеров маркирует свои приборы – опознать нетрудно.

Насколько это явление массовое, у волонтеров есть сомнения. Допускают, что распространилось оно широко. А причина в том, что подарки от волонтеров зачастую носят «неофициальный характер». Допустим, если бойцу на складе выдали оружие – в военном билете появляется отметка. В случае утери автомата проводится специальное расследование, заполняется ворох бумаг. А в случае утери тепловизора – комбат вздохнет, и баста.

– Это, конечно, проблема. Но во время боев мы не думали о бюрократии. Изначально мы просто привозили все необходимое на блокпосты, и оставляли бойцам, – говорит Б. Бондаренко. – По–хорошему, надо было передавать вещи на склады в воинскую часть. Но где тогда гарантия, что это все потом попадет на передовую? И главное, когда попадет? В нашей армии, наверное, самая махровая бюрократия.

Но в свете последних событий волонтеры придумали обходные пути. Передают оптику на передовую – берут расписку. Подкалывают чек – и газуют в сторону воинской части. То есть ставят на баланс «по факту». Другое дело, что ставить уже нечего.

– Люди финансово обескровлены. Помощь сократилась в разы, а курс доллара  вырос. С учетом того, что всю оптику закупаем за границей, это важный фактор, – говорит Паныч.

Получается, у волонтеров не так много шансов исправить ситуацию. Скептики скажут, могли бы сразу догадаться. Но кто вообще думал в постмайдановский период, все только рефлексировали. Волонтеры, кстати, первыми пришли в себя. В угаре войны они тащили на себе весь тыл. И тем обидней обнаружить, что год спустя оказались на «исходной позиции».

– Волонтеры как минимум дали Министерству обороны время наладить тыловую службу. По части бронежилетов, униформы эти вопросы практически решены. Что касается специальных средств, то заключены контракты с США и Францией, – говорит Сергей Сгурец, военный эксперт. – Другое дело, что тепловизоров всегда будет недостаточно. Ими комплектуют армию фактически с нуля. И тут есть еще одна проблема: оптику закупают в разных странах, у разных производителей. Нет системного подхода, а это значит в будущем возникнет проблема с сервисным обслуживанием. Необходимо наладить сборку на украинских заводах, но об этом речь пока не идет.

Что же касается реальных поставок оптики в части, то пока они единичны. Минобороны обещает, что лед тронется ближе к осени.

Ремонт техники по блату

В марте чиновники твердили в унисон: все бригады обеспечим техникой.  Бойцы, конечно, обрадовались. Думали, в ходе ротации, когда бригады на несколько месяцев выводят с передовой в расположение части, они получат новые машины. Но не все так просто.

– Президент подписал закон об увеличении численности армии. Новой техники, даже с условием увеличения госзаказа, на всех не хватит. Поэтому решили сделать упор на модернизацию старой – ею склады забиты. Но на практике выяснилось, что она требует капитального ремонта, – говорит Антон Михненко, военный эксперт. –  Проблема в том, что у нас нет запасных частей. И нет производства. Комплектующие можно закупить либо в России, либо в странах бывшего соцлагеря. Но и там комплектующие не выпускают, продают со складов очень дозированно и неохотно.

Как следствие, на ремонтных заводах огромная очередь.

– На практике обеспечение техникой выглядит так. Необходимо по своим каналам найти комплектующие и волонтеров, которые их оплатят, – говорит Евгений Турчак, боец  Житомирской 95–й аэромобильной бригады. – Затем подсуетиться на заводе, чтобы твою машину подвинули в начало очереди. И вот тогда ты, возможно, уедешь на передовую на своем реанимированном БТРе.

Если бригада не подсуетится – будет ждать до бесконечности. В целом, по словам специалистов, ситуация выровняется через год, когда наладим серийный выпуск всех комплектующих. То есть «лучшие времена» придутся даже не на пятую, а на шестую волну мобилизации.

Пьяный угар

До трагедии в Константиновке проблему пьянства старались не афишировать. Дескать, не стоит нагнетать – подавать патроны российской пропаганде. Но когда этот патрон срикошетил, в прямом смысле убив маленькую девочку, проблему признали на официальном уровне. Более того, Минобороны выпустило методичку «О борьбе с пьянством». Но методичка, как выяснилось, не обладает целительным свойством. Пить начинают еще на вокзале. Те, кто бывал на киевском железнодорожном, наверняка видел картину: мобилизованные, балансируя и цепляясь друг за друга, плетутся вслед за командиром. Периодически падают, содрогаясь от спазмов рвоты. А уличные музыканты поют им вслед: «Воины света, воины добра!» Для стороннего наблюдателя – это дичайший гротеск. А для тех, кто уже побывал на передовой, картина привычная. На передовой пьют еще активней – там скучно, муторно и страшно.

 – Несколько процентов, по словам начштаба – до 10, мобилизованных – хронические трусы и/или алкоголики. Квасили на полигонах, квасят сейчас в бригаде, глухо и молчаливо – с раннего утра. И беда заключается в том, что в самой бригаде с ними сделать ничего не могут, – написал на своей странице в Фейсбуке после посещения 79–й бригады Юрий Бирюков, советник президента. – В силу вступил закон 1762. Там хорошие слова и правильные действия – гауптвахта, большие денежные штрафы. Но офицер бригады не имеет права применять эти меры воздействия: надо вызвать ВСП (военная служба правопорядка. – Ред.), те должны отвезти в гарнизонную гауптвахту (не везде она есть), вызвать дежурного судью (ага, он побежал), тот должен вынести приговор – до 10 суток ареста. На практике – все заканчивается на первом этапе. Штатов ВСП у нас нет, у ВСП машин нет, бензина нет. Из 12 500 открытых уголовных судопроизводств (от самоволок и до убийств) у нас за прошлый год до суда дошли 350».

Опять–таки после трагедии в Константиновке президент Украины Петр Порошенко дал поручение решить этот вопрос. Поручил Татьяне Рычковой, известному волонтеру, помощнице начальника Генштаба. Говорят, женщина толковая. Она с порога заявила, что на линии фронта необходимы психологи. Еще заявила, что необходимо создавать военные суды. Как показывает практика, с момента написания закона до создания некой службы у нас проходит от года и до бесконечности.

В целом, массовая демобилизация не только обострила старые проблемы, но и обнаружила новые. Значит, будут решать. И повезет, если решать будут в комплексе, не пытаясь задвинуть проблемы в дальний угол под предлогом «репутационных рисков». Допустим, те же военные суды… То, что проблема  с пьянством и мародерством существует, было понятно еще минувшим летом, а закатили рукава только сейчас. Та же канитель и по комплектующим для техники. До последнего времени Минобороны действовало по принципу: если невозможно скрывать, пора решать. На самом деле, давно пора и по всем фронтам. Иначе и при седьмой волне мобилизации будем наступать на те же грабли.

aif.ua
Loading...