aif.ru counter
441

Томос раздора: Религиовед – об истории православных расколов

Алексей Смирнов: Вопрос автокефалии Украинской православной церкви по-прежнему у всех на устах.

Пока Константинополь размышляет и ведет переговоры с поместными церквями, в Украине эксперты размышляют о причинах и следствиях предоставления томоса единой украинской церкви, которой, к сожалению, пока не существует.

ПАРАЛЛЕЛИ И ПЕРПЕНДИКУЛЯРЫ

– Алексей, какие исторические параллели можно провести между процессом предоставления автокефалии Польской Православной Церкви в 1924 году и современными событиями в Украине?

– Так же, как и в Украине, автокефальное движение в Польше стимулировала власть, открыто утверждая, что «вопрос об автокефалии – это вопрос политический». Еще одна параллель - представители польского правительства ездили в Турцию на переговоры с Константинопольским Патриархом. К сожалению, аналогия прослеживается и в том, что противники автокефалии подвергались давлению и преследованию.

– То есть среди польского духовенства не было единодушия в этом вопросе?

– Часть епископата выступала против немедленного разрыва связей с РПЦ. Интересно, что Варшавский Собор, который провозгласил автокефалию, состоял всего их трех иерархов. Других архиереев попросту выслали из страны. В Украине такой шаг, понятное дело, невозможен, поскольку придется выдворять около сотни иерархов.

– Каковы были аргументы противников автокефалии в Польше?

– На этот вопрос можно ответить цитатой архиепископа Пекинского Иннокентия (Фигуровского): «…православные епископы в Польше находятся в полной зависимости от Польского правительства, поэтому даже для пользы самих епископов им необходимо поддерживать каноническую связь со всеми епископами, находящимися в России и в рассеянии».

По его мнению, если бы польский епископат поддерживал связь с русскими архиереями, то совместно Церковь смогла бы противостоять гонениям на православных в Польше. Кстати, в 1921 году Патриарх Тихон пошел навстречу польским властям и предоставил Польской Церкви широкую автономию. Дальнейший арест Патриарха большевиками прервал переговорный процесс, а у сторонников автокефалии не хватило терпения, чтобы продолжить его в более благоприятных условиях.

– Зачем же тогда вмешался Константинополь?

– По официальной версии, он якобы таким образом помогал польскому православию. В качестве идеологического обоснования было объявлено о незаконности передачи Киевской митрополии 1686 года Московскому патриархату. А поскольку православные епархии Польши в свое время входили в состав Киевской митрополии, Фанар заявил о своем праве даровать им самостоятельность. Впрочем, была и более прозаическая причина – 12 тысяч фунтов стерлингов, которые польское правительство выплатило в качестве «благодарности» за автокефалию Патриарху Григорию. По иронии судьбы этими средствами он так и не успел воспользоваться – всего через месяц Патриарх Григорий скоропостижно скончался. Вполне возможно, что и сейчас возросшая активность Фанара подпитывается извне определенными финансовыми стимулами.

НУЖЕН ДИАЛОГ УПЦ И РПЦ

– Что может помешать реализации «польского сценария» в Украине? В чем заключается отличие «польского сценария» от того, что сейчас происходит в Украине?

– Есть одно существенное препятствие, не позволяющее отождествить польскую модель получения автокефалии и сегодняшние попытки Фанара предоставить канонический статус непризнанным православным конфессиям в Украине. Дело в том, что иерархи УПЦ КП не имеют канонических хиротоний, в отличие от епископата Польской Церкви образца 20-х годов прошлого столетия. Этот момент они стремятся всячески скрыть. Киевский патриархат возник «с нуля», как параллельная иерархия по отношению к существующей Украинской Православной Церкви. Таким образом, единственным историческим и каноническим правопреемником Киевской митрополии является Украинская Православная Церковь, возглавляемая митрополитом Онуфрием.

– Если все-таки Константинополь решится на радикальные шаги, чем все может закончится?

- Хочется напомнить, что томос, который Константинополь даровал Польской Церкви, не принес позитивного результата. 1/3 всех православных храмов в Польше, в том числе и монументальный собор Александра Невского, были разрушены. Многие храмы были переданы католикам. Такие итоги никак нельзя считать успехом церковной дипломатии Константинопольского Патриархата.

Фанар никогда не чувствовал исторический момент и действовал грубо там, где нужно было действовать более тонко. Его действия часто заканчивались возникновением новых расколов (как, например, в случае введения нового календарного стиля). Можно предположить, что и сейчас, в случае резких шагов Константинополя, все закончится плачевно уже для украинского православия.

К слову, настоящую автокефалию Польской Церкви даровала именно РПЦ по инициативе польского духовенства. В июне 1948 года делегация Польской Церкви во главе с архиепископом Белостокским и Бельским Тимофеем обратилась к РПЦ с ходатайством о создании на территории Польши канонической автокефальной Православной Церкви. 22 июня был подписан «Акт о воссоединении Польской Церкви с Русской Православной Церковью и о даровании ей автокефалии». В этом году исполняется ровно 70 лет со дня этого события. Так и в нашем случае, чтобы не предпринимал Константинополь и самопровозглашенный Киевский патриархат, все рано или поздно придет к осознанию необходимости диалога с УПЦ и РПЦ. Без этого каноничность новосозданной структуры как была, так и останется под вопросом.

Андрей КРЯЖЕВ

 

aif.ua
Loading...