Евгения СУПРЫЧЕВА 169

Виктория Бриндза: «Общество взрослеет быстрее, чем политики»

Социолог Виктория Бриндза рассказала о том, как изменилось «постмайдановское общество» за минувшие два года

У нас высокий уровень адаптивности - мы умеем виртуозно обходить любые препоны, при этом не забывая тихо проклинать судьбу», - говорит социолог, преподаватель курса критического мышления, член Нестеровской группы Виктория Бриндза, анализируя, как эволюционировало украинское общество за два года с победы Майдана.

Национальная идея не актуальна?

- После каждой революции интеллигенция возобновляет поиски национальной идеи. Удалось ее сформулировать на это раз?

-  Да, Несторовская группа* работала над этим вопросом. До последнего времени национальная идея заключалась в формировании украинской нации. Сейчас мы можем утверждать, что это нам это удалось - нация сформировалась. Нужно двигаться дальше, и новая идея может звучать как устойчивое развитие страны. На протяжении длительного исторического периода кризисы в Украине становились причиной руины, а не развития. Мы ходили по кругу: кризис - руина, кризис - руина. Необходимо вырваться из этого порочного круга и, реализовать потенциальные возможности.

-  Новая власть согласилась с идеей, взяла в разработку?

- Это наше предложение. Государство его примет, когда примет общество. Дискуссии на тему национальной идеи продолжаются. Процесс тормозит то, что сейчас общество отягощено вопросами выживания, а не развития. Горизонт планирования весьма короткий, а эмоциональная составляющая высока. Сейчас мы находимся в логике «свободы от» как освобождения, как побега. Но придет время, и эти достижения будут воспринимать как данность, а мы будем думать о гораздо более продвинутых вещах.

- А что с нами не так? Почему не можем реализовать возможности, буксуем по части реформ?

- Для украинцев одной из базовых ценностей является безопасность. Именно этот фактор цементирует нацию и периодически выводит нас на Майдан, когда уровень угрозы (в частности, от собственного государства) переходит болевой порог. Что же до устойчивого развития, оно возможно лишь, когда безопасность становится нормой. И тогда общество способно перейти к другим приоритетам – ценностям самореализации.

- То есть, пока идет война развитие невозможно?

- Возможно, доказательством тому Израиль. Проблема в другом, общество противопоставляет себя государству. То есть государство - это угроза. Реформы «от государства»? Общество не верит, особенно, когда нет общих правил игры.

- А почему государство - это угроза. Ведь во власть пришли новые люди, прогрессивные…

- Очень много популизма - сделаем все дешево и хорошо. Но общество понимает, проблемы системнее, не будет все дешево и хорошо. Возникает обида из серии, «что вы с нами как с маленькими». То есть общество взрослеет быстрее, чем политики.

- Но почему общество само не установит правила - и не поставит политиков перед фактом…

- Это следующий этап взросления. Сперва мы обрели свободу слова и всё оголтело критикуем. Следующий шаг — конструктивная критика, предложение альтернативы - и  участие в выработке новых правил игры. Надо сказать, украинцы не любят правила - так сложилось исторически, что нам всегда навязывали чужие. Зато у нас высокий уровень адаптивности - мы умеем виртуозно обходить любые препоны, при этом не забывая тихо проклинать судьбу. Мы привыкли так жить и не любим перемен. Принятие системных решений дается тяжело.

- То есть, очередная революция снимает острый кризис несправедливости, но в целом пациент не готов менять образ жизни, чтобы кризис не повторился?

- Да, общество в целом не готово брать на себя ответственность за изменение ситуации. Формула успеха пока такая: если ответственности можно избежать, значит так и нужно поступить. Но нация взрослеет - это качественное изменение новой Украины. Качественное, но не количественное. Большинство, как и прежде, настроено патерналистически**. Конечно, есть шанс, что меньшинство консолидируется и выработает новую повестку дня. В то же время существует реальная угроза, что большинство отторгнет активистов, их будут воспринимать как слабаков или маргиналов.

- В таком случае получается, все было зря?

- Нет. Маргиналы 90-х ведь снесли голову тоталитарному режиму. Просто на осмысление некоторых вещей необходимо время. Каждый шажок имеет значение, хотя и не гарантирует успех.

- Какой самый значительный шажок сделало наше общество за последние два года?

- Думаю, что изменилось наше отношение к обществу. Ранее у нас был силен так называемый «феномен аморального большинства». То есть украинцы думали: «я хороший, а остальные аморальны, общество аморально». Теперь украинцы считают иначе: общество лучше, чем я (недавнее исследование Фонда Демократические инициативы)». Очевидно на изменение общественного мнения повлияли истории успеха волонтеров, военных. Таким образом начинают строиться горизонтальные линии доверии, следующий шаг – это институционное доверие – доверие к государственным органам. Последнее  пока проваливается.

Коррупция, как защитный механизм

- Что говорит социологи о борьбе с коррупцией - Украина морально готова?

- Если коротко - нет. Украина относится к тем странам, где действует система ограниченного доступа. То есть, законы выполняются избирательно, да и сами законы оставляют коррупционную вилку: от и до… Государство ведет себя как «шантажист». При такой реальности условием выживания становятся бытовая коррупция. И с ее помощью люди пытаются получить доступ к ресурсам и услугам, которые контролируют и «открывают» лишь привилегированные. Проще говоря коррупция играет роль защитного механизма от произвола государства. Что делает государство? Создает антикоррупционные ведомства, но не меняет систему «закрытого доступа». Народ понимает: система не меняется, при этом у нас хотят отобрать «защитный механизм» - мы этого боимся, начинается тихий саботаж.

- Европейцы, которые настаивают на создании разных антикоррупционных прокуратур, похоже не совсем поняли специфику Украины?

-  Европейские и международные организации требуют от нас институционального подхода – и их можно понять. Да, без полной перезагрузки системы не обойтись, но важно учитывать и культурный фактор – отношение людей к правилам. Посмотрим, как будет развиваться отношение общества к новой полиции. Укрепиться ли доверие, или общество ее отторгнет. Я оптимистка в этом отношении. Есть еще один повод для оптимизма - появляются новые представители прослойки среднего класса. Например, айтишники - они работают на глобальные компании и гораздо менее зависимы от государства. Они могут стать опорой для тех немногочисленных моральных диссидентов (которые категорически против коррупции, - «АиФ»), и это способно переломить ситуацию. Наша адаптивность тут может стать полезной. Мы считаемся с мнением окружающих. Но для того, чтобы это оформилось в новый общественный договор в масштабах страны, необходимо, чтобы и политическая элита была готова пожертвовать своими привилегиями.

- С правительством нам договориться тяжело, а можем ли мы договорится друг с другом? Восток и Запад? Общество ведь сильно радикализировано…

- Я думаю, что радикализация поддерживается с одной стороны тревожностью, с другой -  нашей системой образования, не реформированной со времен тоталитарного режима. Там всем полагалось думать одинаково и верить партии. Казалось бы, безобидный пример из курса литературы: «что этим произведением хотел сказать автор?» Школа не учит думать и аргументировать свою мысль, скорее воспроизводить то, что правильным считает система. Школа не развивает критическое мышление, которое является противоядием для радикализации и авторитаризма.

- И в связи с отсутствием критического мышления так сильна оказалась роль пропаганды по обе стороны фронта?

- Да. К тому же в состоянии тревоги люди не склоны искать полутона, обстоятельство требует четко определить, кто свой, а кто - чужой. Но проблема ведь не в том, что мы верим в разных героев, скорее в том, что мы еще не всегда способны  отличить плюрализм мнений от угрозы, не готовы слышать критику и допустить, что мы можем ошибаться. Исследования показывают, что по обе стороны фронта есть люди готовы к всеукраинскому примирению. Готовы, но ждут формального или неформального сигнала от политических элит.

 

*) Несторовская группа - сообщество интеллектуалов и общественных деятелей, объединенных с целью разработки стратегического видения развития Украины. Группа была создана в 2012 году. Ядро группы составляет так называя Унивская группа, которая занималась разработкой стратегического видения Львова -2025. На данный момент группа объединяет 18 экспертов - экономистов, социологов, юристов, философов.

**) Патернализм - экономические благополучие в обмен на политическое молчание.

 

aif.ua
Loading...