aif.ru counter
446

Я не боюсь сказать: почему важно рассказывать о пережитом насилии

Женщины и девушки рассказывают о том, как они подвергались домогательствам и сексуальному насилию. Многие из них впервые говорят об этом вслух под хэштегами #ЯнебоюсьСказати и #ЯнеБоюсьСказать

В начале июля в Facebook стартовал флешмоб против замалчивания насилия. Под хештегом #яНеБоюсьСказати  украинки начали рассказывать собственные истории о сексуальных домогательствах и о негативном опыте общения с противоположным полом. Акцию на своей странице в Facebook начала Анастасия Мельниченко, общественный деятель и журналист. К ней стали присоединяться пользователи соцсети из разных стран. Акцию даже назвали самым выдающимся явлением, которое произошло в Facebook за все годы его существования. Эти откровения иногда страшно читать. Особенно когда пишут твои друзья или хорошо знакомые люди. Комментарии к ним - от «держись, мы с тобой» до «сама виновата» - тоже не для расслабленного чтения.

Что у кого болит

Самое страшное - масштабы этого бедствия. О своем давнем и долго замалчиваеомм страхе начали говорить как обычные женщины, так и знаменитости. В том числе и украинские. Правда, не все они готовы ворошить личное неприятное прошлое.

Лолита Милявская, певица:

«В десятом классе у меня была попытка изнасилования, но я настолько мужественно сражалась, что у меня из-под ногтей его эпидермис вынимали, - я ему лицо расцарапала так сильно, успела вырваться и убежала. Но это было очень давно. С тех пор на черный вход я не хожу. У меня был второй этаж, я решила, что на лифте не поеду. И пошла... Главное, что ничего другого в моей истории, слава богу, не случилось. А для тех, у кого произошло, это очень болезненная тема».

Саша Кольцова (Каша Сальцова), певица и общественный деятель:

«Если бы все женщины, пережившие сексуальное насилие, попытку сексуального насилия, домогательства или оскорбления сексуального характера вышли сегодня (в любой день или ежедневно) на улицу в красном, то Земля бы выглядела кровавым пятном». Вот такой встречный флешмоб.

Соня Сотник, музыкант и радиоведущая:

«Сегодня женщины рассказывают свои истории  #яНеБоюсьСказаты. Боль, отвращение, страх - и ничего не поделаешь. А я до сих пор боюсь сказать».

Борис Филатов, мэр Днепра:

«Эту историю рассказала мне моя покойная мама. Когда к ней возле магазина начала приставать пьяная компания, то мой покойный папа, услышав ее крики со двора, взял дедушкину трофейную саблю. Саблю. Трофейную. Немецкую. Блюхеровского типа. И побежал маму спасать. И очень долго гонялся за компанией по улице. С саблей. Добро должно быть с кулаками. А лучше с саблей. Меня научил этому папа. Покойся с миром, старик».

Оксана Забужко, писатель:

«Мы же готовы об этом услышать, правда, соотечественники? И ни у кого не повернется язык сказать, что «ихтамнебыло»? Что все те, забранные «на подвал», девочки - это «даунбаськие сучки», которые «самивинаваты» («сами побежали»)? .. И «Марина из Славянска» (если она жива), или ее родители - могут НеБоятсяСказать, перед Богом, людьми и законом, все, что должно быть зафиксировано и передано в Гаагу для будущего суда?

Потому что с 1990-х годов - со времени войны в Югославии - сексуальные насилия оккупационной армии над гражданским населением впервые в истории человечества Введены в правовое поле, вот в чем штука. Проведена огромная работа, написано серьезные книги - в том числе, и о таких вот военных тюрьмах-борделях для пленных женщин, это местная практика (давно добиваюсь, чтобы перевели на украинский Дракулич!). Так может, хватит делать вид, будто все то нас не касается? ..

Нет лучшей терапии от десятилетиями скрываемой боли, чем помочь другому – тому, кому сегодня хуже, чем тебе. Здесь - и смысл, и выход, и психологическая разрядка, и жизненный конструктив. И все, кто решается выговорить свою давнюю травму, и не решаются, но узнает, и кто способен чувствовать чужую боль и немеет от донельзя чем-то помочь, - мы все можем теперь стать настоящей «стеной народной обороны» для тех, неизвестных нам девочек Славянска и других оккупированных городов, которые здесь, рядом, в этом же времени пережили (или - и переживают?) такой «сексуальный ГУЛАГ», от которого, действительно, - камни взывают к небу… Где ты, Маринка из Славянска?»

 

Лучше не молчать

Этот флешмоб в соцсети показал масштаб проблемы. Но стало ли легче тем, кто наконец высказался в соцсетях? И как реагировать на это близким и друзьям?

«Изнасилование - это травма очень тяжелая, и ее, конечно, надо лечить, - считает Александр Полеев, психотерапевт, сексолог. -  Идеальное лечение - это работа в группе под руководством психологов. Еще один компонент излечения - это наказание насильника. Потому что легче перенести горе, если ты знаешь, что тот, кто тебя обидел, в это время сидит на нарах. Но, к сожалению, мало кто из насильников бывает наказан. 

Рассказать об этом на страницах соцсети - тоже терапия. Она не такая эффективная, как работа с психологом, но все-таки это лучше, чем замалчивание. Когда ты рассказываешь, ты уменьшаешь эмоциональное напряжение. Мне кажется, положительная черта этого флешмоба еще и в том, что мы на самом деле не знаем масштабов сексуального насилия. Ведь только 5% жертв признается в том, что их изнасиловали. Есть так называемые ядерные насильники, которые только этим и живут. Они прекрасно маскируются, знают, где нападать, когда нападать. И вот такие флешмобы нам подсказывают истинную картину происходящего».

Однако тут, продолжает психотерапевт, есть одно но: среди женщин есть определенный процент мужененавистниц, которые любят сочинять истории о том, как к ним приставали… Так что некоторым историям верить не стоит. А что касается близких, которые прочитали  настоящие откровения своего родного человека об изнасиловании, им надо постараться очень деликатно поддержать того, кто пережил насилие. Лучшее, что можно сделать, - отвести к специалисту. А самое худшее, это когда все будут молчать, и насилие станет нормой нашей жизни.

Жертв насилия  поддержали депутаты

В ответ на флешмоб «Я не боюсь сказать» народный депутат Ирина Луценко подготовила законопроект, которым вносятся изменения в некоторые законы Украины в связи с ратификацией Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия по отношению к женщинам, домашнего насилия и борьбу с этими явлениями. Документ подписали депутаты из разных фракций, всего - более 20 подписей. Об этом сообщил в Facebook внефракционный народный депутат Борислав Береза. «Помните вал историй о насилии против женщин в рамках #янебоюсьсказать? Вот реакция депутатского корпуса. И это только начало», - написал Береза и опубликовал фото документа с подписями.

 

Несмотря на массовую поддержку инициативы со стороны депутатов, продолжает Б. Береза, ее принятие может быть усложнено из-за того, что, по состоянию на конец июня 2016 г., Украина до сих пор не ратифицировала указанную Конвенцию. Хотя она была открыта для подписания с 11 мая 2011 года. Именно поэтому группа депутатов зарегистрировала 5 июля этого года проект постановления №4894. В нем Верховная Рада обращается к Президенту Украины и Кабинету Министров Украины для принятия ими мер по ускорению внесения на рассмотрение парламента проекта Закона Украины о ратификации Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (Стамбульской конвенции).

Как отмечается в Пояснительной записке к проекту постановления, только в 2015 г. зарегистрировано более 116 тыс. заявлений по фактам совершения насилия в семье, составлено более 78 тыс. админпротоколов. И это только официальные данные полиции. А ведь, как у нас принято, большинство жертв насилия молчат долгие годы.

Согласно официальной статистике каждая пятая женщина в Украине страдает от насилия. Эксперты же говорят о реальном показателе, который в четыре раза выше официальных данных. А по статистике ООН, практически 4 млн украинских женщин от 15 до 49 лет хотя бы один раз в жизни подвергались физическому насилию.

В свою очередь, Стамбульская Конвенция обязывает государства ввести уголовную ответственность за такие действия, как операции на женских гениталиях, которая калечат, принудительные браки, домагания, принудительные аборты и принудительная стерилизация. Конвенция также призывает привлекать к работе по борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием все соответствующие госучреждения и службы, обеспечив их координацию.

Алина Ветрова

Вынос:  Эксперты ООН считают, что от насилия хотя бы один раз пострадали 4 млн украинок.